Официальный сайт журнала "Экология и Жизнь"
You need to upgrade your Flash Player or to allow javascript to enable Website menu.
Get Flash Player  
Всё об экологии ищите здесь:
  Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям  
Сервисы:
Каналы:
Каналы:
Блоги:
Дайджесты,
Доклады:

ЭКО-ВИДЕО



Реклама


Translate this page
into English

Translate.Ru PROMT©


Система Orphus


Главная О НАС / ABOUT US Статьи Забытый "планшетник с бизнеспланом" экологии Большой Москвы

Забытый "планшетник с бизнеспланом" экологии Большой Москвы

Забытый "планшетник с бизнеспланом" экологии Большой Москвы

«Романов двор» как центр притяжения

 

V Невский международный экологический конгресс вновь созвал политиков, экологов, ученых, экономистов, производственников, предпринимателей. На сайте нашего журнала были опубликованы материалы мероприятия оргкомитета форума, походившего в феврале под председательством спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко. Необходимо помнить, что нынешний Невский экологический конгресс – это один из приоритетов нашей политики, сообщила она. Конгресс проводится в преддверии Саммита Земли «Рио + 20», добавила вице-спикер Совета Федерации Светлана Орлова, а экология требует непрерывного мозгового штурма, поддержал руководителей Совета Федерации Геннадий Онищенко. Для чего нужен Невский экологический конгресс прагматичному бизнес-сообществу, мы решили выяснить в беседе с менеджером одного из лидеров девелоперского рынка топ-менеджером «RD-group» Романом Ткаченко.


— 
Как вы оцениваете рынок Москвы, тем более сей-городского масштаба. Не зря же существует крылатая час, накануне расширения города? поговорка: «Москва не сразу строилась». Очень важно,
— Я склонен разделить вопрос дальнейшего разви-чтобы московская власть, жители города Москвы, тия Москвы, градостроительного или экологического, участники рынка осознавали этот важный тезис, на две составляющие. Первая составляющая — это и с его учетом корректировали свои планы или, еще история. Москва не может существовать вне того про-лучше, с его учетом изначально планировали свою дешлого, величие которого выплескивается за рамки ятельность на территории Москвы.
Вторая составляющая — это будущее. Потому что это свойственно человеку, особенно современному человеку, — быть неудовлетворенным той ситуацией, в которой он находится на данный момент. Мы должны
критически оценивать самих себя, мы должны критически оценивать ту обстановку, в которой мы существуем. Если, конечно, мы не исповедуем взгляды Жан-Жака Руссо. Но таковых, как показывает история немного.
—Наша постоянная гостья Екатерина Попова из Администрации Президента РФ говорит о необходимости в рамках сегодняшнего дня применения опыта советского Госплана. Уточните, вы о таком планировании?
—Обсуждение этой темы требует особой предварительной подготовки. Начнем лучше с понимания на бытовом уровне. Это естественно, что мы должны думать о завтрашнем дне и понимать, куда двигаться, в каком направлении. Современная Москва выбрала очень амбициозный, весьма сложный, неоднозначный план развития и расширения. И до первого шага, по моему мнению, Новая Москва должна прежде всего определить свои функции. Поясню. Я вижу, что градостроительнаядеятельность должна опосредовать ту мысль, ту концепцию, тот функционал, который закладываетсяв эти территории. Тот смысл, который Москва пытается вложить в мотивацию реформы, те проблемы, с которыми Москва пытается бороться такими способами.
Итак, история и инновации, традиция и гносеология.
Успех в удачном сочетании этих факторов. Что касается исторического момента: естественно, что одним из важных составляющих исторического наследия, которое у нас существует, являются наши исторические здания.

 

Исторические здания — тема очень сложная. В свете последних десятилетий, касаясь этой темы, не обходимо либо сказать все, либо в потоке накопившегося вала негативной информации любое слово будет выгля деть как лукавство.

 


Я могу говорить только за тот сектор ответствен ности, где я могу что-то  сделать. Где от меня что-то  зависит.

Итак, исторические здания. Это тот сегмент, в кото ром мы очень активно оперируем. В чем состоит наша задача в подобного рода ситуациях, операциях? Наша задача состоит в том, чтобы, не нарушая историческую ценность здания, сохранить по возможности те хоро шие элементы, те уникальные элементы здания, пре жде всего архитектурные, что связаны с месторасполо жением, с объемно-пространственной характеристи кой, и внести, вдохнуть в него новую жизнь путем применения современных технологий. В том числе и составляющую экологическую, соответствующую современным экологическим стандартам. Если дере вянное перекрытие не менялось 500 лет, мы можем себе представить, какого содержания микроэлементы находятся внутри этого перекрытия и какого рода опасности могут обнаружиться в процессе эксплуата ции здания.

Вы говорите крамольные вещи. Мы помним слова экс-вице-мэра Москвы, который говорил, что гораздо проще снести все и поставить новое здание. А вы пред лагаете вопреки выгоде, затратам, что-то  сохранить. Наверняка у вас были некие недопонимания с властью.

Нет. Мы, на самом деле очень реалистично под ходим к этому вопросу. Действительно, есть конкрет ные примеры. Мы в 2008 г. закончили очень крупный для нас и сложный проект реставрации памятника архитектуры регионального значения. Так называемый «ректорский» дом. Сегодня его фасад, который действительно является примером русского барокко, восстановлен на 100% по историческим чертежам, которые нам удалось достать. Вся колористика, все элементы, вплоть до кирпичей, нам удалось сохранить, хотя когда мы приступали к строительной операции, это были руины. Так вот, все кирпичи, которые удалось там сохранить, они имплементированы в одну стену. К сожалению, все остальные — это полностью труха. Мы их восстановили, реставрировали. Там есть стена, которая полностью состоит из тех кирпичей, которые были еще в XVIII веке, в момент, когда здание строилось. Оно потом перестраивалось несколько раз.

Я как директор компании горжусь тем, что нам удалось это сделать, что удалось сохранить частичку истории. Это очень приятно — потрогать камень и представить, что его, я образно говорю, в свое время касался Виссарион Белинский, который жил в этом доме.

С другой стороны, сегодня это здание представляет собой очень симптоматичный сплав истории и современных технологий, самых высоких. Все инженерные системы в этом здании — это последнее слово техники. Все стандарты, прежде всего связанные с вентиляцией, с содержанием, эксплуатацией, отоплением, выдержаны по последнему слову техники. Если вам будет интересно, мы с вами прогуляемся, я вам покажу это здание.

Дело в том, что сегодня у нас не так много осталось того, что можно сохранить, и того, что нужно сохранить. Потому это действительно нужное дело. Но надо, чтобы это еще и инвестору было интересно. Для того чтобы было интересно, надо давать ему возможность быть очень гибким в вопросе функционального предназначения здания, это во-первых. И, вовторых, давать ему возможность проявлять понимание того, как он будет в дальнейшем это использовать. Просто идти ему навстречу в этом понимании, и все пойдет хорошо.

Очень красиво, когда есть бизнес социально ответственный, культурно ответственный, исторически ответственный. Но вернемся к термину «выгодно». Вы лидеры именно в эффективности использования инструмента «выгодно», задаете моду в этом кластере общественной жизни. Поэтому расшифровкой культурного послания Дмитрия Сергеевича Лихачева вас нагружать, согласитесь, было бы алогичным. А вот управление инструментом «выгодно» пока остается непрозрачным, что тоже нелогично…

Я немножко по-другому переформулировал бы. Я с вами полностью согласен, что инвестора прежде всего должна интересовать экономическая целесообразность того или иного проекта. Инвестор «заточен» на то, чтобы правильно разместить свои денежные средства, вложить сумму в интересный проект и получить какую-то маржу. С этим никто спорить не будет. До недавнего времени это было совершенно очевидно, сейчас это настолько актуально, что сложно передать словами эту актуальность.

Прежде всего, проект должен начинаться с концепции. Она должна предполагать оптимальное использование площадей, общественного пространства, которое образуется, зданий вокруг. Еще каких элементов? Визуального пространства. Наконец, самое главное, нужно правильно организовать функционал на территории как самого здания, так и вокруг него.

Что я имею в виду под функционалом? Основная ценность любого здания заключается не в том, сколько оно приносит изначально, а в том, какие функции оно дает своему потребителю и кто его потребитель. Если у него есть паркинг, хорошая общественная зона, широкий атриум с роялем, к примеру, с цветами, если у него есть общественные функции — рестораны, кафе и т. п., то это здание само по себе становится центром притяжения. Не только арендатора, и не столько арендатора, сколько центром городского притяжения.

Что это за собой влечет? Пребывание арендаторов в этих общих зонах становится здесь частью этой жизни. Любому арендатору гораздо комфортнее размещать свои офисы в тех зданиях, где они не выпадают из жизни, нежели в каких-то других зданиях, которые обособлены, находятся за тремя заборами.

Вы говорите об экологии офисного мира…

Мы позиционируем размещение наших зданий на территории кварталов. Самым лучшим примером является бизнес-центр «Романов двор».

Вы только что прошли через наш атриум. Он фактически является продолжением улицы, но нет уже системы контроля, вы не проходили через турникет. Важная деталь: он находится в теплом контуре. Вы можете заняться фитнесом, посетить арт-галерею, ресторан, кафе, спуститься в кинотеатр, приобрести билеты и т. д. Мы создали (на примере «Романова двора» и продолжаем эту линию во всех своих остальных зданиях) общественно-потребительское пространство внутри здания, которое является органичным продолжением улицы. Чтобы человек мог получить услуги, которые представлены в нашем здании.

Я вам приведу пример одного нашего арендатора. Когда мы вели переговоры об аренде конкретного помещения под кафе, отношение к финансовым возможностям этого места было весьма скептическим. На сегодняшний день поток посетителей в этом одном заведении составляет — вы вдумайтесь! — не менее 1000 человек в день.

Это толпа какая-то!

Это невероятная толпа. Студенчество ходит в это кафе, арендаторы. Оно настолько выгодно расположено с точки зрения транспортного потока и транспортной доступности, что туда ходят люди с улицы. Конечно, это и результат удачного менеджмента кафе, но изначально важны и доступ в это помещение, и грамотная логистика, грамотная прементация его общественного пространства, связанная исключительно с той концепцией, которая была заложена в это здание при его строительстве. Это первый момент. Второй — окружающая территория. Я верю в то, что мы постепенно придем к этому во всей Москве. Важно понимать, что наше будущее выражено не только в расширении Москвы. Наше будущее еще и в выстраивании квартальных взаимосвязей внутри существующей планировки.


Члены Общественной палаты, которые высказывались против расширения Москвы, говорили: «Куда расширяться? Давайте здесь приведем все в порядок».

Простой пример (раз мы затронули бизнес-центр «Романов двор», то давайте приведу еще пару примеров). На территории 41-го квартала, где расположен комплекс, есть памятник федерального значения — церковь Знамения на Шереметьевском дворе постройки начала XVIII века. Она долго строилась, горела во время пожара 1812 года, но после пожара ее восстановили, и так в неизменном виде она простояла до советского времени. При советской власти она не эксплуатировалась должным образом и постепенно пришла в полуразрушенное состояние. Первое, что мы сделали, — мы ее отреставрировали.

«Реставрация». Это слово в Москве в 2000-е годы воспринималось как ругательство. Даже если исключить факты обыкновенного невежества, то даже среди экспертов идут споры о том, как выбрать ценное, как сохранить максимум. И что важно, жуликам проще, у них суд уголовный, а тут, можно сказать, высший исторический.

Любая реставрация это научная деятельность прежде всего. Это не только руки, головы мастеров, это глубокое научное исследование, чтобы установить, какие элементы этой церкви существовали в какое время. Какие из них сохранились, какие не сохранились, выявляется путем досконального исследования фактуры. Купол, например, который сейчас на церкви сверкает золотом в солнечную погоду, — это новодел, старый не сохранился, к сожалению. А основные элементы здания и, самое главное, планировочное решение на сегодняшний день соответствует тому, что бы- ло в XVIII–XIX веках. В принципе структура здания не изменилась. Но мы восстанавливали его и брали в основу именно уже перестроенный проект XIX века — все элементы декора, все элементы планировки. Все, что возможно было сохранить, мы сохранили или восстановили. Те элементы, которые невозможно было сохранить, мы вынуждены были менять.

Я вам скажу честно, процесс реставрации и латентной реставрации, если мы берем на себя такое обязательство, они превышают приблизительно в два раза операцию по строительству. Это в лучшем случае. Конечно, легче взять и залить все бетоном, но это влечет за собой потери исторической ценности.

Теперь, что касается квартальной истории. Мало отреставрировать церковь. Главное, сделать ее доступной для всех, кто желает прийти в нее на службу, а также посмотреть на эту красоту. Мы пожертвовали часть площадей собственного здания, для того чтобы открыть туда прямой проход. Сделали пешеходную галерею с эскалатором, который поднимает туда пешеходов, для того чтобы они вошли в пока что еще не облагороженный церковный двор. Отдали эти площади государству, Москве, для того чтобы на самом деле сделать определенную имплементированную в городскую жизнь — по другому никак — общественную зону внутри квартала.

Плюс, эта общественная зона настолько хорошо вписывалась исторически во внутриквартальные связи, что у нас получилось сделать квартал транспарентным.

Это привлекательно как точка экологического туризма?

В какой-то момент она именно и будет выполнять такую функцию, через год-два. Это все можно будет пройти ногами, посмотреть, и это будет очень красиво. Мы планируем сделать на крыше здания обзорную площадку, с которой, поднявшись на лифте, человек сможет посмотреть на квартал сверху, и прямо перед ним откроется здание церкви. Это тоже как бы опция, которую мы для себя оставили. Говоря именно о комплексной квартальной застройке, мы понимаем, что такого рода застройка невозможна без организации общественного пространства, без того, чтобы человеку хотелось в этот квартал прийти, посмотреть, уйти и еще раз вернуться. И при этом не хотелось бы — еще такой важный момент — что-либо  разрушать в нем.

У нас запланировано интервью с руководителем департамента по культуре Сергеем Капковым. Давайте его пригласим к беседе по поводу Шереметьевского дворца.

Давайте, нет проблем. Даже не столько о Шереметьевском дворце поговорить, сколько узнать его экспертное мнение вообще, подискутировать, может быть. Очень много у нас есть зданий, перспектива которых открывается в режиме пешеходных или других визуальных связей. Может быть, в некоторых местах надо как-то  по-другому открывать пространство, которое зачастую закрыто шлагбаумами, какими-то дверями, заборами.

Кроме всего, очень важно понять, что здание надо не только построить, реставрировать, его еще необходимо эксплуатировать правильно. Важно, чтобы эта красота с годами не пропадала. Проект, который Правительство Москвы прорабатывает — про передачу диссонирующих зданий и памятников в аренду на 49 лет, — я высоко оцениваю не с точки зрения текущей реставрации, а с той точки зрения, что государство с себя снимает огромную головную боль по поводу содержания в дальнейшем этого памятника. Значит, 49 лет здание будет в хороших руках, будет иметь хозяина, который будет думать о том, чтобы оно хорошо выглядело и сохранялось.

Я уже неоднократно высказывал в средствах массовой информации мысль о том, что государство должно на совершенно других проблемах пытаться сосредоточиться, в том числе и власти Москвы, а именно на росте благосостояния граждан, простых, таких, как я, вы и, как вы говорите, «булгаковские старушки». Нужно создавать бесплатные клиники, безопасность нашу обеспечивать. А что касается градостроительства, то главное, государство должно определить правила игры. В том числе с точки зрения экономической логики. Существует, например, правило «50 на 50»: сколько бы инвестор ни затратил, 50% доли в этом здании должно принадлежать Правительству Москвы, остальное, если хочет, он может выкупить. Мне кажется, что логика здесь должна быть другой.

Вы не могли бы рассказать о себе лично? Где родились, что вас, собственно говоря, связывает с этим городом? Вы его так лично воспринимаете…

А это очень легко объяснить. Я родился в СанктПетербурге, тогда еще Ленинграде. У меня в паспорте написано «Санкт-Петербург», хотя я родился в Ленинграде. Потому что паспорт в Москве выдавали. Я так шучу, когда меня спрашивают: «Как же так? Вы родились в 1979 году и… родились в Петербурге? Еще Петербурга не существовало!»

Личный момент, он с чем связан? Дело в том, что я учился в Пушкинской гимназии. Каждому ученику прививают любовь к истории, может, иной раз и через чур интенсивно. Как ни крути, если ты с самого начала начинаешь входить в эту культурную составляющую, она же пронизывает все. Там действительно можно потрогать камень, около которого вымышленный Онегин стоял на берегу Невы, задумчиво опершись на гранит набережной. Там действительно можно посмотреть на Адмиралтейский шпиль, Адмиралтейскую иглу, которая в небе сияет.

Любить историю другого города можно, если любишь историю своего, понятно. Но мы не завершили тему Большой Москвы…

Вы про переезд государственных учреждений на новые территории? Чиновничий аппарат или, по бытовому, бюрократию, переселять сложно, но реально. Важно понимать, что чиновники на новом месте должны не только работать, но жить. Аналог — военные городки. Пример, конечно, малоудачный, но тем не менее. Создать комплексные районы, в которых руководители соответствующих министерств, ведомств, клерки, чиновничий аппарат, все вместе будут жить. Есть определенная логика. Центр города разгрузится.

Другое дело, что Администрация, Управление делами переезжают (насколько я помню, это квартал на Ильинке), а Президент остается в Кремле. Тоже непонятно. Правда, новые виды транспорта будут, опять же скайп. Да и Президенту, наверное, дадут воздушную дорогу. В принципе это можно сделать, чтобы не мешать тем целям, которые Москва перед собой ставит, — разгрузка центра города и перенос части функций на окраины, для того чтобы центром притяжения был не один только исторический центр Москвы.

И вот главный вопрос нашего интервью: V Невский международный экологический конгресс. Чем он вам интересен? Я слышал, что вы приглашены на форум в качестве гостей…

Да, нам очень интересно побывать на Невском конгрессе. Мы пришли к этому несколько лет назад, когда выяснилось, что у нас много единомышленников (я говорю про логику организации зданий). Тем более, что сейчас приобретают особенную актуальность экологические стандарты BREEAM. Мы сейчас доводим наши проекты до тех уровней, которые предписаны этим стандартами. Все новые здания будут строиться исключительно по международным экологическим стандартам. Мне лично хочется вообще понять дальнейшее развитие экологического строительства. «Зеленые» здания — хорошо. Но куда дальше двигаться? Что дальше, какой следующий будет шаг? Какой следующий стандарт? Чтобы не стоять на месте, нужно учиться и узнавать новое.
Другими словами, вы хотите не научить, а поделиться и больше узнать?
Конечно.
Нечасто встретишь удачливого бизнесмена, который не спешит учить, но скажет: «Я хочу узнать, хочу научиться». Я думаю, что это может быть хорошей точкой в нашем интервью. Спасибо большое.

Роман ТкаченкоБольшая Москваэкология 

02.06.2012, 1682 просмотра.


Нравится

SKOLKOVO
16.02.2018 11:01:00

Блокчейн для дистрибуции кино / TVZavr на Берлинале

Резидент «Сколково» представил на Берлинале новую технологическую платформу для киноиндустрии

технологии, киноиндустрия, платформа, Сколково

14.02.2018 08:19:00

Год Японии в России /Инновационное сотрудничество/Семинар в Сколково

В технопарке «Сколково» прошел семинар «Россия – Япония: коммерциализация технологических инноваций – перспективы сотрудничества», организованный Фондом «Сколково» и ROTOBO, Японской ассоциацией по торговле с Россией и новыми независимыми государствами. Представители «Сколково» и РВК обсудили с сотрудниками японских стартапов, инкубаторов и институтов развития особенности подхода к инновационному бизнесу и перспективы выхода российских стартапов на рынок Страны восходящего солнца.

Инновации, технологии, перспективы, сотрудничество, страны, Россия, семинар, Сколково

15.11.2017 00:06:37

Suvorov Prize - инновационная премия вручена в 7-ой раз / Швейцарско-российская премия имени Суворова

Конкурс изобретений «Эврика» теперь будет получать проекты российско-швейцарского сотрудничества.  В финал вышли пять проектов из России и Швейцарии из различных областей — это биотехнологии,медицинские технологии, и информационные технологии.

Suvorov Prize

02.11.2017 16:41:25

Разработка российских ученых по очистке воды от нефти запатентована в США

Екатеринбургская компания «НПО БиоМикроГели» (резидент «Сколково» и технопарка «Университетский») подтвердила авторство своих изобретений в Соединенных Штатах Америки. В этой стране завершена национальна фаза патентования нескольких технологий уральских ученых с применением биомикрогелей.

разработка

07.10.2017 00:14:10

Собирать или не собрать (данные)? Быть или не быть официальному интернет "просвечиванию".

Московский арбитражный суд не стал запрещать использование открытых персональных данных пользователей социальной сети «ВКонтакте» для оценки их кредитоспособности.

ВКонтакте

06.10.2017 12:36:20

УМНИК создал материал, способный резко повысить скорость зарядки литий-ионных аккумуляторов

Химики из Московского университета им. М.В. Ломоносова разработали способ синтеза катодного материала, который способен обеспечить безопасную работу в режиме быстрого заряда (30-60 секунд заряд аккумулятора до 75%) и разряда с выдачей высокой мощности и плотности тока. Это может быть востребовано во множестве направлений инновационной промышленности, включая робототехнику, БПЛА и даже электромобили. В 2015 году проект был признан лучшим в конкурсе по программе «УМНИК» Фонда содействия инновациям и его  автор получил на развитие грант в размере 400 тыс. рублей.

УМНИК

19.11.2016 00:16:00

Создан образец модульной системы хранения электроэнергии / "Watts" from Skolkovo

Компания Watts Battery (ООО «Уаттс Бэтэри», резидент кластера энергоэффективных технологий Фонда «Сколково») создала первый, готовый к продажам промышленный образец модульной системы для накопления электрической энергии WATTS. Он будет представлен на международном форуме для стартапов и инвесторов SLUSH, который пройдет в Хельсинки с 30 ноября по 1 декабря 2016 года. Обсуждаем «тактико-технические» характеристики модуля:

накопитель, WATT

RSS
Архив "SKOLKOVO UNIT"
Подписка на RSS
Реклама: Строящаяся недвижимость. Art Estate