Официальный сайт журнала "Экология и Жизнь"
You need to upgrade your Flash Player or to allow javascript to enable Website menu.
Get Flash Player  
Всё об экологии ищите здесь:
  Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям  
Сервисы:
Каналы:
Каналы:
Блоги:
Дайджесты,
Доклады:

ЭКО-ВИДЕО



Реклама


Translate this page
into English

Translate.Ru PROMT©


Система Orphus


Главная О НАС / ABOUT US Статьи Выход общества на уровень сознания / КАТЕГОРИИ ЭВОЛЮЦИОННОЙ ПСИХОЛОГИИ/ Последняя статья В.А. Красилова

Выход общества на уровень сознания / КАТЕГОРИИ ЭВОЛЮЦИОННОЙ ПСИХОЛОГИИ/ Последняя статья В.А. Красилова

Выход общества на уровень сознания / КАТЕГОРИИ ЭВОЛЮЦИОННОЙ ПСИХОЛОГИИ/ Последняя статья В.А. Красилова

На фото - В.А. Красилов с шишкой араукарии в руках в Ботаническом саду Неаполя. Италия, 2014.

10 февраля 2015 года ушел из жизни Валентин Абрамович Красилов — выдающийся ученый-эколог и мыслитель эволюционист. В редакцию поступила его последняя статья, подготовленная после его смерти женой — Софией Бариновой и представленная от имени института, в котором он жил и работал последние годы  Institute of Evolution, University of Haifa, Mount Carmel, Haifa 3498838, Israel.

В публикуемой статье ученый-эволюционист погружается в психологию человека как в многоуровневую экосистему, где есть трофическая основа  - почва человеческой идентичности, на которой стоят все более высокие «этажи» сложной и самое главное — эволюционирующей экосистемы, объемлющей психику современного общества. Последняя книга, написанная автором статьи, вышедшая за рубежом, также посвящена эволюции — выдержку из книги Evolution: System Theory,  Krassilov, V.A. 2014, присланную в редакцию вдовой — Софией Бариновой, читатель найдет здесь.

Редакция Ecolife

Эпиграф:

Нет человека, который был бы как Остров, сам по себе: каждый человек есть часть Материка, часть Суши; и если Волной снесет в море береговой Утес, меньше станет Европа, и также, если смоет край Мыса или разрушит Замок твой или Друга твоего; смерть каждого Человека умаляет и меня, ибо я един со всем Человечеством, а потому не спрашивай никогда, по ком звонит Колокол: он звонит по Тебе.

Э. Хемингуэй. «По ком звонит колокол»

ВВЕДЕНИЕ

СИСТЕМАТИЧЕСКАЯ ОШИБКА ЭГОИЗМА — ЛжеЭГО

ПОРЯДОК КЛЕВАНИЯ

ПЕРЕАДРЕССОВАННАЯ АГРЕССИЯ

ЗЫБКАЯ НЕЗЫБЛЕМОСТЬ

СТЫД, ЧЕСТЬ И СОВЕСТЬ

УРОВНИ ДОБРА И ЗЛА

ПЕРЕХОД ОБЩЕСТВА НА УРОВЕНЬ СОЗНАНИЯ

 

 

ВВЕДЕНИЕ

Я давно не заглядывал в правила для авторов «Журнала общей биологии», но раньше точно была такая норма: не принимаются статьи по теории эволюции, кроме математических.

СИСТЕМАТИЧЕСКАЯ ОШИБКА ЭГОИЗМА — ЛжеЭГО

Зигмунд Фрейд предложил деление человеческой психики на три уровня. Первый уровень — Ид означает низший уровень основных инстинктов и связанных с ними чувств. Второй – Эго, прагматическая рационализация чувств, использование энергетики Ид для достижения личных целей, того, что человеку полезно или кажется полезным. И, наконец, СуперЭго– это ограничение эгоистических стремлений во имя…  Здесь придется сделать паузу, потому что, если признаться, то ответа на вопрос «во имя чего?» мы пока что не нашли. «Во имя высших целей» – такая формулировка всех или почти всех устроит. А в чем заключаются высшие цели, с этим можно пока подождать: в нормальной ситуации Эго настолько  поглощает наше внимание, что ни о чем другом мы уже думать не в состоянии. Бог с ним, с суперЭго, подождет, ведь он или оно находится в ведении  бога, а у этого бессмертного существа времени предостаточно. Кроме того, существует смутное подозрение, что суперЭго – это всего лишь преувеличение, некая героизация нашего вполне заурядного Эго. В самом деле, прагматическая рационализация этики принимает настолько разнообразные формы, что и нетрудно ошибиться, принимая ее за нечто большее.

Поскольку человеку свойственно ошибаться, обманываться и быть обманутым, то я бы добавил к фрейдовской классификации еще категории лжеЭго и лжесуперЭго. ЛжеЭго – это превратное представление о собственной пользе, которое оборачивается ущербом для самого себя. Ситуация далеко не редкая, но неустойчивая, поскольку результаты ощутимы на собственной шкуре и их невозможно игнорировать. Что же касается лжесуперЭго, то это надолго.

ПОРЯДОК КЛЕВАНИЯ

Известно, что самый основной из основных инстинктов – это инстинкт самосохранения и связанное с ним чувство страха перед смертью и сопутствующими ей – предваряющими ее или последующими – событиями. Страх порождает агрессивную реакцию на окружающее, все, что так или иначе угрожает нашему существованию, в том числе и смерть как таковую. Известно много способов победить страх смерти, но ни один из них не может считаться эффективным. Даже апостол Павел, перед которым был убедительный пример победы над смертью, говоря о том, что последний враг истребится – смерть – в прагматическом смысле имел в виду какое-то неблизкое будущее, из области суперЭго.

Пока же, чтобы уменьшить давление страха, нужно, по возможности, предотвратить агрессию, а для этого известен лишь один способ – подняться как можно выше в иерархии – в этологии это называется порядком клевания; доминирующая особь — альфа, тот, кто первый в порядке клевания, сам находится вне досягаемости ответной агрессии, которая переадресуется нижестоящим. Как же не мечтать, особенно в незащищенном подростковом возрасте, о том, чтобы стать самым первым, самым главным, самым могущественным, всеми любимым  и тому подобное. Так как порядок клевания носит всеобщий характер, то и потребность в альфе универсальна. Нет ничего невозможного, чтобы стать альфой, нужно только очень захотеть. Гораздо труднее удержаться в позиции альфы, но и здесь существует ряд стандартных приемов. Как ни странно, но эти приемы, большей частью очень древние, восходящие к сообществам высших животных, довольно слабо изучены. Впрочем, чему удивляться, еще во времена Фрейда о социальной психологии животных почти ничего не было известно, да и существует ли социальная психология животных или у них одни Павловские рефлексы? Чем меньше мы знаем, тем больше завораживают нас всякие вживленные в плоть пробирки, которые по сигналу заполняются желудочным соком. Экспериментальный подход по природе своей связан с упрощением, по большей части недопустимым.

На самом деле эксперименты академика Павлова свидетельствуют лишь о том, что в процессе обучения происходит запоминание и усвоение заученного, это свойственно как нейрофизиологическим, так и любым биологическим системам. Такого рода тавтологии на самом деле больше говорят о самом экспериментаторе, чем об объекте эксперимента.

На первый взгляд кажется парадоксальным, что простые, но мало что объясняющие теории оказываются более успешными, чем сложные, но, в большей степени, приближающие нас к пониманию происходящего. Однако порядок клевания, таким образом, не откроешь и не объяснишь.

Ученые без особого энтузиазма признавали, что по морфологии и физиологии человек похож на обезьяну и другие виды животных. Что же касается социальной сферы, то здесь никакого сравнения быть не может. Социальная сфера – это прерогатива человека, почему его и называли социальным (на древнегреческом – политическим) животным. На самом деле все обстоит как раз наоборот. Внешне мы все-таки худо-бедно отличаемся от обезьян, а уж по социальному поведению как были, так и остаемся обезьянами.

ПЕРЕАДРЕССОВАННАЯ АГРЕССИЯ

Переадресовка агрессии цементирует сообщество, создавая некую вертикаль агрессии, которая направлена сверху вниз.

Конрад Лоренц написал книгу об агрессии. В сущности, она посвящена именно переадресовке агрессии, иллюстрированной многочисленными примерами из жизни животных, хотя для него, по-видимому, не составило бы большого труда найти аналогичные примеры из области общественных отношений в Третьем Рейхе, где ему суждено было провести большую часть своей жизни. Самки тюленей, завидев подбирающегося к лежбищу белого медведя, яростно треплют и кусают своих детенышей – наиболее доступный в данной ситуации объект переадресованной агрессии. Мужчина, получивший нагоняй на службе, придя домой, колотит жену и детей. Стокгольмские заложники проникаются странной симпатией к своим захватчикам и помогают им бороться с полицией. Спартанская молодежь, воспитанная в условиях строжайшей муштры, отыгрывалась на беззащитных илотах. Немцы, воспитанные в традициях послушания и обожествления фюрера, срывали зло на евреях. Но ничто не может сравниться с тем трепетным чувством, которое порабощенный народ испытывает к своему тирану, если это, конечно, настоящий тиран, а не какой-то слабак, случайно попавший в тираны и ничего не смыслящий в социальной психологии. Настоящий тиран не просто агрессивен, он чудовищно агрессивен, только так можно добиться послушания, не опасаясь ответной агрессии, которую может вызвать простое запугивание. Истинное послушание основано на переадресовке агрессии вниз по социальной лестнице и ее трансформации в любовь вверх по социальной лестнице.

Нигде агрессия не имеет такого всеобщего распространения и не достигает таких изощренных форм, как у людей, придавленных сапогом тирана, хотя они, в сущности, являются товарищами по несчастью и должны сочувствовать друг другу. Вместо этого мы сталкиваемся с примерами тотальной слежки, доносительства, предательства не только со стороны чужих, но и со стороны близких друзей и родственников, пыток, которые никому не удается выдержать, и массовых убийств. Все это идет под аккомпанемент бесконечных славословий в адрес тирана. Тот, кто думает, что люди славословят, потому что боятся, глубоко ошибаются. Люди в большинстве своем не настолько трусливы, всегда найдется достаточно смельчаков, способных противостоять врагу, если они сумели его распознать. Раболепное послушание и славословие – это признаки искреннего чувства, некой сентиментальной влюбленности, которая остается у жестоко притесняемых людей после переадресовки ответной агрессии друг другу. Это чувство может принимать разные оттенки вроде полового влечения, которое юные немки, а также, по его собственному признанию, далеко не юный Сальвадор Дали  (иерархической любви все возрасты покорны, но  гениальному безумцу все порывы благотворны!) – испытывали к Гитлеру, или сыновней преданности, которую советский народ испытывал к Сталину. Можно подумать, что эти смешанные чувства искусно подогреваются политикой кнута и пряника, но пряник в руках властелина – это признак слабости, настоящий диктатор не задабривает своих жертв и пряник ему не нужен. Это кондитерское изделие люди изготовят сами из того же кнута.

ЗЫБКАЯ НЕЗЫБЛЕМОСТЬ

Общественная система с развитым порядком клевания и встречным порядком любви кажется незыблемой. Тиранические государства претендуют на вечность, меньшее их не устраивает. На деле, однако, тиранический режим не так уж прочен.

Хотя слава спартанцев как непобедимых воинов осталась в веках, причиной тому являются не столько их подвиги, сколько инерция подобострастных чувств, внушаемых тиранией. Да, режим жесток, но зато какие победы! Вспомните хотя бы Фермопилы. Только, пожалуйста, не надо вдаваться в детали. Фермопилы – это урок мужества на все времена, а те, кто считает, что царь Леонид просто подставил своих воинов, заставив их перегородить самое неудобное для продвижения персидской армии ущелье, которое легко обойти, вообще не понимают, что такое мужество и самоотверженность человека, всегда готового отдать жизнь за царя. Ксеркс, видимо, был из тех восточных тиранов, которые не удостаивают своих подданных объяснениями, – «Мы так желаем!», – и все тут. Если верить историкам, то персидские военачальники считали главной и, может быть, единственной целью войны с греками взятие Фермопил. А иначе зачем бы отборные греческие воины стояли там насмерть. Как раз этих чувств, по-видимому, не хватало солдатам Ксеркса, которые, пренебрегая дисциплиной, с бессмысленным упорством прорывались через Фермопилы, вместо того чтобы воспользоваться более удобной дорогой, каковых в этой местности сколько угодно. И уж точно не хватало их прогнившей Афинской демократии. Разве могли эти плебеи понять, что война – это не достижение каких-то меркантильных целей, а проявление доблести. А вот Пирр, царь Эпира, одерживал над спартанцами сравнительно легкие победы, которые даже не удостоились того, чтобы называться Пирровыми (Пирровой была его победа над римлянами). Спарта сохранилась лишь потому, что Пирр презирал спартанцев и поручил окончательное решение спартанского вопроса своему малоопытному сыну, который с этой задачей не справился.

Гитлер, несмотря на усердное бряцание оружием, не справился с англичанами, не имевшими сильной армии. Победы Гитлера на континенте были подготовлены Петеном и Сталиным – он побеждал постольку, постольку ненавидели их. Сталин же одержал победу над Гитлером благодаря нечеловеческой жестокости в отношении собственных солдат!

Однако незыблемая устойчивость тиранических режимов – Вечный Третий Рейх, и окончательная победа социализма – все это оказалась сильно преувеличенным.

Стоит кому-то прервать хор восхвалений и заявить во всеуслышание «как вам не стыдно, что вы за люди такие», как тирании приходит конец, потому что тираны прекрасно разбираются в страхе и любви, а вот чувство стыда им незнакомо.

СТЫД, ЧЕСТЬ И СОВЕСТЬ

Стыд является порождением все той же агрессии, но обращенной внутрь человека, против самого себя.  В эволюционном плане это сравнительно новое чувство, слабо развитое у животных. Стыд – это недовольство собой, нередко принимающее весьма агрессивные формы, вплоть до самоубийства. Такие человеческие качества, как честь и совесть, являются производными внутренней агрессии. Обычно говорят «стыд и совесть», или «ни стыда, ни совести», подразумевая, что одно близко связано с другим. Действительно, совесть – это стыд, испытываемый вследствие ущерба самооценки. Выражение «не за честь, а за совесть» ставит эти, в общем-то, родственные свойства личности, в оппозицию друг к другу. Честь – это стремление соответствовать оценке окружающих, особенно тех, мнение которых имеет наибольший общественный вес. Потеря чести переживается как стыд за несоответствие априорной общественной оценке, которая обычно носит сословный характер и меняется вместе с обществом. Трудно представить себе Пушкина, подающего иск о защите чести и достоинства в судебные органы, а в наши дни это считается вполне нормальным. Другими словами, совесть – это более интимное свойство личности, сравнительно мало зависящее от мнения окружающих. Оно предполагает развитую структуру личности, в которой действующее и резонирующее начало обрели относительную самостоятельность в качестве первого и второго «Я» и наоборот. Когда мы говорим о втором Я, подразумевается постоянный мониторинг и оценка состояния личности, приобретающие постоянный и почти автоматический характер. При этом сколько-нибудь существенный ущерб априорной самооценке не остается незамеченным. Второе Я как бы говорит первому Я: как ты мог так поступить, я был о тебе более высокого мнения. На что второе Я может резонно ответить: а ты куда глядел, разве не твоя обязанность предостеречь меня против ущербных действий? Если кому-то подобный диалог человека с самим собой кажется надуманным, пусть этот кто-то   более внимательно отнесется к никогда не умолкающему, хотя и неслышному для окружающих, комментарию своих поступков.

Говорят о внутреннем монологе, хотя на самом деле личность как система предполагает диалог, а не монолог. В монолог он превращается лишь в том случае, когда происходит замена (или, может быть, подмена) одной из сторон личности внешним собеседником, будь то исповедник, полицейский или сам господь бог. Считается, что верующие люди более совестливы, но это глубокое заблуждение. Богобоязненный человек стыдится поступка, несовместимого с общественной моралью, охранителем которой является бог или полицейский. Совестливый человек, конечно, может быть в какой-то степени богобоязненным, но в прежде всего и в большей степени он страшится самого себя. Где-то на грани этих сложных взаимодействий голос совести можно заглушить ссылкой на общепринятые нормы (но эти же нормы в обществе людоедов поощряют людоедство!), приказы начальства или веления свыше, но человеческая личность при этом утрачивается, замещаясь личностью хорошо выдрессированного животного.

УРОВНИ ДОБРА И ЗЛА

Общий вывод из этих рассуждений далеко не нов: представление о добре и зле носят многоуровневый характер, определяемый взаимодействием систем, возникших в ходе эволюционного развития. На уровне первичного инстинкта сохранения жизни вся мораль сводится к агрессии против тех, кто покушается на жизнь или необходимые для ее поддержания ресурсы. Единственным чувством, регулирующим агрессию, является страх. Но уже на уровне полового инстинкта возникает необходимость в обуздании агрессивности и преодолении страха ради сближения особей, дающих начало новой жизни. Это чувство лежит в основе заботы о потомстве и постепенно распространяется на всех родичей и соплеменников, но в примитивных сообществах сопровождается агрессивной реакцией на чужого, носящей форму территориального инстинкта или защиты половых ресурсов. Развитие цивилизации в сущности означает обуздание агрессии в более широких масштабах. Представление о ближнем своем с развитием межплеменных контактов расширяется до пределов страны или всего человечества. Ведь все мы соседи по планете Земля. Но это идеальное состояние человеческого общества еще далеко не достигнуто.

Пока еще ни один из основных инстинктов не утратил своей первобытной силы. Человек по-прежнему игрушка страстей, которые цивилизации упорядочивают тем или иным способом. Ни одно моральное предписание не имеет силы, если оно не связано с основными инстинктами и производными от них чувствами. Предписание «не убий» соответствует инстинкту сохранения жизни, но теряет силу, когда вступает в противоречие с территориальным инстинктом: кто с мечом придет – от меча и погибнет. Любовь, основанная на половом инстинкте, остается основным, объединяющим нас чувством, впрочем, не исключающим жестокой половой конкуренции. Мы готовы полюбить ближнего своего, но лишь в том случае, если он не покушается на твою жену, а также соблюдает комплементарные нормы в отношении соседского осла и другого имущества.

ЧУВСТВЕННОЕ ОТЧУЖДЕНИЕ

Все эти причудливо переплетающиеся и компенсирующие друг друга на уровне первичных инстинктов  моральные установки приводят к тому, что представление о благе отделяется от человека и существует как бы само по себе (отчуждается!). Как средняя температура по больнице не соответствует температуре кого-либо из пациентов, так и абстрактное благо совсем не обязательно является благом для отдельного человека. Здесь мы сталкиваемся с отчуждением идеи блага от того, что мы считаем благом для себя, приводит к тому, что люди теряют нравственные ориентиры.

Трудно понять, почему, например, свертывание социальных программ осуществляется во благо граждан, уровень жизни которых при этом падает. Оказывается это нужно для того, чтобы страна сохранила статус члена Европейского или какого-либо другого международного сообщества. А кому это нужно, всем гражданам или хотя бы некоторым из них, стране, как политической структуре, в той или иной степени абстрагируемой от граждан, международному сообществу, другим странам, входящим в сообщество, или же это делается во имя какого-то непредсказуемого будущего? На поверку оказывается, что никто не готов ответить на этот вполне очевидный вопрос и, следовательно, никакого ответа на рациональном уровне не существует. Если же мы обратимся к основным инстинктам, то найти ответ не составит никакого труда.

Пусть некая Атлантида опасается нападения со стороны Пацифиды, входящей в состав Океанского союза. Власти Атлантиды считают необходимым из соображений безопасности тоже вступить в Океанский союз и могут рассчитывать на поддержку граждан, побуждаемых к этому инстинктом самосохранения и производным от него чувством страха. Или же Океанский союз по общему признанию объединяет наиболее развитые страны. Атлантиде пока отказано в членстве, что наносит ущерб национальному самосознанию ее граждан, а попросту говоря, вызывает у них чувство зависти, заставляющее поддержать политиков, добивающихся членства в Океанском союзе даже ценой утраты части национального суверенитета.

В общем, на уровне чувств, все более или менее понятно, и готовность граждан пожертвовать собственным благом ради собственного блага представляется вполне оправданной, хотя, если они перестают бояться и завидовать, то вся затея и связанные с нею жертвы становятся совершенно бессмысленными. Люди выходят на площади и требуют отставки правительства, которое до сих пор было всего лишь выразителем их неврозов и психозов. Баланс между чувствами страха и любви, требующий переадресовки агрессии, ее превращения во внутреннюю агрессию, то есть стыд, и производными – производным от агрессии чувством зависти, а от стыда – чувством собственного достоинства, — этот баланс слишком хрупок для того, чтобы служить сколько-нибудь устойчивой основой общественной морали.

ПЕРЕХОД ОБЩЕСТВА НА УРОВЕНЬ СОЗНАНИЯ

Мораль, основанная на чувствах, приводит к тому, что счастье, весьма сложный комплекс удовлетворенных инстинктов — преодоленного страха и разделенной любви, спокойной совести и неуязвленного собственного достоинства, а также осуществления честолюбивых мечтаний, является чрезвычайно редким состоянием, тогда как большую часть жизни человек чувствует себя несчастным. Учитывая многокомпонентность и противоречивый характер составляющих, не приходится удивляться тому, что редкое в нашей жизни состояние хрупкого мира с собой и окружением длится лишь несколько мгновений, а иначе мы бы превратились в самодовольных идиотов, иначе мы бы так и не вышли из пещер. Я, впрочем, ничего не имею против пещер, хотя многие относятся к ним с каким-то предубеждением. Когда люди тусуются, неистово пляшут вместе, купаются голыми, занимаются групповым сексом – не тоска ли это о пещерах? Может показаться странным, но неудовлетворенность, недовольство собой, скука, апатия – все эти состояния чаще всего связаны с технологической средой современной цивилизации, тогда как радость, буйство, веселье, экстаз, эйфория возвращают нас ближе к пещерам.

Чтобы разобраться в этом, необходима рационализация моральных установок и переход с чувственного уровня на уровень сознания. Попросту – мы нуждаемся в рациональном объяснении того непреложного факта, что несчастье является нашим нормальным состоянием.

 

Литература

Krassilov, V.A. 2014. Evolution: System Theory. Pensoft, Sofia – Moscow, Bulgaria.

Barinova, S. 2015. How Valentin Krassilov's ideas determined the development of evolutionary theory. Botanica Pacifica, 4 (2): 3-4. DOI: 10.17581/bp.2015.04220.

Еще материалы автора:

МЕТАЭКОЛОГИЯ

Сказки, мифы, мемы — метаэкология и гены культуры / Life sciense method for understanding of the spiritual life

Об авторе:  Метаэкология — как продолжение экологии в общество / Ушел из жизни Валентин Красилов

 

 

Выдержка из последней книги В.А. Красилова:

Krassilov, V.A. 2014.

Evolution: System Theory.

Pensoft, Sofia – Moscow, Bulgaria.

 

At the time when knowledge, logic, and inference were deemed necessary for the brainwork, we had enlightening theories that, however imperfect, strived to make our existence meaningful. Since it has been decreed that good theory springs from observation, however confused and distorted, the theorists consider it their duty to convince us in that life is idiotic, noisy and furious, while the Universe is random and absurd. The most productive theories, including evolution, have appeared in the Greek Archaeic period when people had fewer things, but more ideas (incompatible, because having things and having ideas requires different free energy potentials).

The classical theory of evolution sprung form philosophical discourse of stasis and motion, preformism and epigenesis, free will and determination, existential optimism and pessimism, positive and negative theology, conservatism and romanticism. The opinions on these matters are systemic, thus evolved. With Empedoclean evolution driven by the opposition of Love and Strife developed and elaborated by Thomas Aquinas, Spinoza, Leibniz, and enlighteners, the naturphilosophical progressism had become the powerful moving force, attracting phenomenological material on which natural science was erected. Paleontology, comparative morphology, and embryology were the main sources of conceptual advance, but an open system with entries for whatever information sources.

The parallelism of paleontological record, scale of nature, and embryological development gave the clue to understanding directionality of historic processes. The Lamarckian synthesis had evolutionary progress as the mainstream (law of complexity) and adaptation as a side issue (law of circumstances). The laws of recapitulation – renovation − phylembryogenesis revealed the mechanism of evolutionary progress potentiated by the historic legacy of life,  inherited in a compressed form of developmental program, unfolded in ontogeny and renovated through life experience before being transmitted to successors as orthogenetic drive.

In XIX century, with struggle for having things overriding the hankering for ideas, Charles Darwin turned a side issue into the main and the only issue. Progress was removed from evolution discourse rendering it pointless. History was deleted, which left evolution without subject. The conventional theory of so called evolution replaced meaning with chance, and operative principles with instructions based on artificial selection represented as natural. The meaning of naturalness was thus perverted, with grave consequences for rationality and mores.  Classical biology was drastically reduced. New biology emerged as a pure instrumental endeavor, for which theory is of secondary importance, thus suspended. The potentially productive ideas born as illegitimate issues of holistic inquiry were put down and silenced.             Reduction incurs more reduction, a runaway process, yet potentially reversible until human intellect is not entirely replaced by the machinery. As the first step to redemption, cognitive complexity has to be elevated to the level adequate to the complexity of the subject.

Обществоагрессияэволюция 

10.02.2016, 1970 просмотров.


Нравится

SKOLKOVO
16.02.2018 11:01:00

Блокчейн для дистрибуции кино / TVZavr на Берлинале

Резидент «Сколково» представил на Берлинале новую технологическую платформу для киноиндустрии

технологии, киноиндустрия, платформа, Сколково

14.02.2018 08:19:00

Год Японии в России /Инновационное сотрудничество/Семинар в Сколково

В технопарке «Сколково» прошел семинар «Россия – Япония: коммерциализация технологических инноваций – перспективы сотрудничества», организованный Фондом «Сколково» и ROTOBO, Японской ассоциацией по торговле с Россией и новыми независимыми государствами. Представители «Сколково» и РВК обсудили с сотрудниками японских стартапов, инкубаторов и институтов развития особенности подхода к инновационному бизнесу и перспективы выхода российских стартапов на рынок Страны восходящего солнца.

Инновации, технологии, перспективы, сотрудничество, страны, Россия, семинар, Сколково

15.11.2017 00:06:37

Suvorov Prize - инновационная премия вручена в 7-ой раз / Швейцарско-российская премия имени Суворова

Конкурс изобретений «Эврика» теперь будет получать проекты российско-швейцарского сотрудничества.  В финал вышли пять проектов из России и Швейцарии из различных областей — это биотехнологии,медицинские технологии, и информационные технологии.

Suvorov Prize

02.11.2017 16:41:25

Разработка российских ученых по очистке воды от нефти запатентована в США

Екатеринбургская компания «НПО БиоМикроГели» (резидент «Сколково» и технопарка «Университетский») подтвердила авторство своих изобретений в Соединенных Штатах Америки. В этой стране завершена национальна фаза патентования нескольких технологий уральских ученых с применением биомикрогелей.

разработка

07.10.2017 00:14:10

Собирать или не собрать (данные)? Быть или не быть официальному интернет "просвечиванию".

Московский арбитражный суд не стал запрещать использование открытых персональных данных пользователей социальной сети «ВКонтакте» для оценки их кредитоспособности.

ВКонтакте

06.10.2017 12:36:20

УМНИК создал материал, способный резко повысить скорость зарядки литий-ионных аккумуляторов

Химики из Московского университета им. М.В. Ломоносова разработали способ синтеза катодного материала, который способен обеспечить безопасную работу в режиме быстрого заряда (30-60 секунд заряд аккумулятора до 75%) и разряда с выдачей высокой мощности и плотности тока. Это может быть востребовано во множестве направлений инновационной промышленности, включая робототехнику, БПЛА и даже электромобили. В 2015 году проект был признан лучшим в конкурсе по программе «УМНИК» Фонда содействия инновациям и его  автор получил на развитие грант в размере 400 тыс. рублей.

УМНИК

19.11.2016 00:16:00

Создан образец модульной системы хранения электроэнергии / "Watts" from Skolkovo

Компания Watts Battery (ООО «Уаттс Бэтэри», резидент кластера энергоэффективных технологий Фонда «Сколково») создала первый, готовый к продажам промышленный образец модульной системы для накопления электрической энергии WATTS. Он будет представлен на международном форуме для стартапов и инвесторов SLUSH, который пройдет в Хельсинки с 30 ноября по 1 декабря 2016 года. Обсуждаем «тактико-технические» характеристики модуля:

накопитель, WATT

RSS
Архив "SKOLKOVO UNIT"
Подписка на RSS
Реклама: Гирлянды в ретро стиле купить