Официальный сайт журнала "Экология и Жизнь"
You need to upgrade your Flash Player or to allow javascript to enable Website menu.
Get Flash Player  
Всё об экологии ищите здесь:
  Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям  
Сервисы:
Каналы:
Каналы:
Блоги:
Дайджесты,
Доклады:

ЭКО-ВИДЕО



Реклама


Translate this page
into English

Translate.Ru PROMT©


Система Orphus


Главная Видео С днем рождения RU

С днем рождения RU

С днем рождения RU

Через двадцать лет после развала Советского Союза, значительная дыра в карте мира науки остается. Россия, одна из величайших цивилизаций Европы, производит гораздо меньше научных результатов, чем сопоставимые наций: в биотехнологиям, Нидерланды публикует в три раза больше документов в год, несмотря на то, что чуть более десятой части населения и менее половины от ВВП России.
Широко распространенное представление о постсоветской России состоит в том, что это ультра-капиталистического общества потребления, доминирует богатой элиты, при этом большинство ее населения застрял в относительной бедности. Уважение, размещенных на академической науки в такой социальной системы, не удивительно низкой. Но эта картинка точно? Физики и математики достичь высокого уровня в Советском Союзе, даже если биологии всегда инвалидов, идеологическое наследие Лысенко.
В начале 1990-х годов там был майор исход ученых. Многие из них сегодня пользуются весьма успешную карьеру в США, Западной Европе и других регионах. Но их мотивация для оставив была не жадность или раздутые амбиции. Это было необходимостью, поскольку финансовая поддержка науки внезапно и полностью высохла и осталась на очень низком уровне в течение многих лет.
Есть некоторые свидетельства того, что в России, по крайней мере, свернул за угол, и что ее правительство начало принимать всерьез, чаяния своих ученых и возможные выгоды, что их работа может принести в общество. Тем не менее, крупные структурные проблемы остаются, не последней из которых является клоунской бюрократии, что задолго до-даты коммунизма, и что все еще продолжается два десятилетия после Дзержинского статую, было отменено. Например, несмотря на недавние 'разъяснений' в законе, российские ученые могут по-прежнему будут обязаны получить конкурирующих котировки от различных компаний, чтобы купить даже самые тривиальные реагентов. Академической зарплаты в главном остается гораздо ниже, международном уровнях, и, что более важно, значительно ниже тех, которыми пользуются другие высококвалифицированные специалисты и бизнес-менеджеров в России. Особенно в Москве, с ее небесно-высокая стоимость жизни, ученые просто не могут выжить без проведения некоторых других оплачиваемую работу, которая, очевидно, ограничивает их научной производительности и вмятины мотивации студентов.
Недавно открыт мега-гранты схема была разработана для привлечения назад некоторые из наиболее успешных российских эмигрантов ученые, по крайней мере, позволит им занять адъюнкт позиции в России, продолжая бежать лабораториях на Западе. Несмотря на свои недостатки, наиболее ярким из которых является его краткосрочный характер, по этой программе удалось заманить назад некоторые из ведущих талантов потерянного поколения, которые, естественно, приносит с собой четкое понимание, что наука должна быть организована на успех. В самом деле, многие в российских научных кругах надеюсь и верю, что эта элитная группа, с доступом к высшим руководством правительства, могут действовать в качестве передовой по улучшению климата для науки в целом. Угроза того, что, если что-то  не получится, они будут просто упаковать свои чемоданы и снова, является стимулом для правительства, чтобы получить это право, даже в России несовершенной демократии. Некоторые другие же, напротив, завидуют специального лечения, предусмотренной для возвращения изгнанников. Если те, кто остался, через неурожайные годы дается четкое заинтересованы в успехе репатриантов, они могут действовать в качестве роковой перетащите на его шансы на достижение какого-либо длительного улучшения.
Удивительно, что несмотря на то, что поездки и контакты с Западом-не только, что главная проблема российской науки сегодня является его постоянной изоляции. Чтобы вырваться из этой импровизированной гетто, Россия должна принять прозрачные процедуры рассмотрения, награда публикации в международных журналах, осуществлять английского языка, и укреплять связи с центрами передового опыта за границей, а не только те, возглавляемой русских эмигрантов. Фундаментальной науки, в частности, необходимо развивать. ЕС постепенно отказываясь от программы-возглавлял исследования, в пользу следователя, управляемой конкуренции. Россия должна последовать этому примеру и создать полностью независимые организации для управления государственных инвестиций в науку, с мандатом на обеспечение повышения качества научно-исследовательских работ. Негативное влияние отсутствует поколение на уровень университетского образования должна быть признана и конкретные действия, предпринятые для поощрения или даже импорт обучения компетенции. Этические стандарты, сравнимые с теми, на Западе должны быть выполнено неукоснительно, иначе российские ученые будут продолжать трудно опубликовать результаты своих исследований. Некоторые предварительные шаги в этом направлении предпринимаются, но смелость нужна, чтобы укрепить их, учитывая, что их эффект будет виден только медленно.
Россия не может делать все это в одиночку. Более активная политика по-прежнему необходимы со стороны международных организаций, особенно на Европейском уровне. Финансирование для репатриантов может помочь им избежать постоянной сети бюрократической системы, и держать мега-гранты схемы и ее ответвления соответствие с международными нормами. Для облегчения этого, Россия сама должна в полной мере участвовать в транснациональных органов и обеспечить надлежащую поддержку их программ. Поскольку его потребности, но и его потенциал, намного превосходят то, что можно разумно ожидать, чтобы внести свой вклад, Россия может только выиграть от такого участия.
Хотя Мать Россия оказывает неугасимый эмоциональной власти над ней отсутствующих детей, многие из них также не желают возвращаться в обществе, где преступность, коррупция и произвольного применения политической власти по-прежнему рассматривается как эндемичные. Свобода сопровождается снижением социального обеспечения в сфере здравоохранения, образования и жилья, на которое низкооплачиваемых государственных служащих, в том числе и ученых, зависят. Руководство россии необходимо очистить его действовать не только для удовлетворения брезгливо Западные либералы, а потому, что все преимущества и возможности, которые она, несомненно, создают для своих собственных граждан.
Howy Jacobs
EMBO reports (2012 г.) 13, 1. doi:10.1038/embor.2011.228

 

Twenty years after the implosion of the Soviet Union, a significant hole in the world map of science remains. Russia, one of the great civilizations of Europe, produces far less scientific output than comparable nations: in biosciences, The Netherlands publishes three times as many papers annually, despite having little more than a tenth of the population and less than half the GDP of Russia.
The widespread perception of post-Soviet Russia is that it is an ultra-capitalistic consumer society, dominated by a rich elite, with the majority of its population stuck in relative poverty. The esteem placed upon academic science in such a social system is unsurprisingly low. But is this picture accurate? Physics and mathematics attained a high level in the Soviet Union, even if biology was always handicapped by the ideological legacy of Lysenko.
During the early 1990s there was a major exodus of scientists. Many of them today enjoy highly successful careers in the USA, Western Europe and elsewhere. But their motivation for leaving was not greed or bloated ambition. It was a necessity, since financial support for science suddenly and completely dried up and remained at a very low level for many years.
There is some evidence that Russia has at least turned the corner, and that its government has begun to take seriously the aspirations of its scientists and the possible benefits that their work might bring to society. Nevertheless, major structural problems remain, not least of which is the stultifying bureaucracy that long pre-dates communism, and that still endures two decades after Dzerzhinsky’s statue was overturned. For example, despite recent ‘clarifications’ in the law, Russian scientists might still be obliged to obtain competing quotes from different companies to buy even the most trivial of reagents. Academic salaries in the main remain far below international levels and, more importantly, far below those enjoyed by other highly trained professionals or business managers in Russia. Especially in Moscow, with its sky-high cost of living, scientists simply cannot survive without undertaking some other paid employment, which obviously limits their scientific productivity and dents the motivation of students.
The recently inaugurated mega-grants scheme was designed to attract back some of the most successful Russian expatriate scientists, at least enabling them to take up adjunct positions in Russia while continuing to run labs in the West. Despite its shortcomings, the most glaring of which is its short-term nature, this programme has succeeded in enticing back some of the leading talents of the lost generation, who naturally bring with them a clear understanding of how science needs to be organized for success. In fact, many within Russian academia hope and believe that this elite group, with access to the senior government leadership, can act as a vanguard to improve the climate for science more generally. The threat that, if things don’t work out, they will just pack their bags once again, acts as an incentive for the government to get it right, even in Russia’s imperfect democracy. Some others, conversely, are jealous of the special treatment afforded to returning exiles. Unless those who stayed through the lean years are given a clearer stake in the success of the returnees, they might act as a fatal drag on its chances of bringing about any lasting improvement.
Surprisingly, despite the fact that travel and contact with the West is no longer restricted, a major problem for Russian science today is its continuing isolation. To break out of this self-imposed ghetto, Russia must adopt transparent review procedures, reward publication in international journals, implement English language, and foster links with centres of excellence abroad, not just those headed by Russian emigrés. Basic science, in particular, needs to be nurtured. The EU is gradually abandoning programme-led research, in favour of investigator-driven competition. Russia should follow this example and create fully independent agencies to manage the state’s investment in science, with a remit to foster high-quality research. The negative impact of the missing generation upon the standard of university education needs to be recognized and concrete actions taken to reward or even import teaching competence. Ethical standards comparable with those in the West need to be rigorously implemented, or else Russian scientists will continue to find it hard to publish their findings. Some tentative steps in these directions are being taken, but courage is needed to reinforce them, given that their effects will be seen only slowly.
Russia cannot do all this alone. A more active policy is still needed on the part of international organizations, especially at the European level. Funding for returnees can help them avoid the continuing snares of the bureaucratic system, and keep the mega-grants scheme and its offshoots aligned with international norms. To facilitate this, Russia itself must participate fully in transnational bodies and provide appropriate support to their programmes. Since its needs, but also its potential, far outweigh what it can reasonably be expected to contribute, Russia can only gain from such involvement.
Although Mother Russia exerts an unquenchable emotional power over her absent children, many are also reluctant to return to a society where criminality, corruption and the arbitrary exercise of political power are still seen as endemic. Freedom has been accompanied by the decline of social provision in health, education and housing, on which low-paid state employees, including scientists, depend. Russia’s leadership needs to clean up its act not only to satisfy squeamish Western liberals, but because of all the benefits and opportunities it will surely create for its own citizens.
Howy Jacobs
EMBO reports (2012) 13, 1. doi:10.1038/embor.2011.228

финансированиеугрозанаукаОбщество 

05.01.2012, 1465 просмотров.


Нравится

Новости
16.10.2019 11:42:36

Теплый ноябрь порадует россиян: тепло будет на Урале, Камчатке, в Приморье

Последний осенний месяц порадует жителей разных регионов России теплыми днями. Для ноября во многих территорий может отмечаться нехарактерная для этого времени года температура воздуха.

воздуха, температура

15.10.2019 11:37:00

Отмотать срок: непроданные продукты начнут отправлять на переработку

Минпромторг подготовил законопроект, который позволит направлять просроченные продукты на вторичную переработку.

утилизации, использование, переработки

15.10.2019 11:31:00

Проблема величиной с озеро

Ладога нуждается в программе защиты

Берега, Ладога, уборка

13.10.2019 18:23:05

В каких городах России жители готовы разделять мусор

23,6 процента россиян согласны выкидывать бумагу, стекло, пластик и органику по отдельности. Остальные высказались против инициативы.

Россия, контейнеры, мусор

13.10.2019 18:16:42

13 октября - Международный день по уменьшению опасности бедствий

Международный день по уменьшению опасности бедствий (англ. International Day for Disaster Reduction) ежегодно отмечается 13 октября. И в этот День ООН призывает людей делиться накопленными знаниями в области снижения опасности бедствий.

международный, день

12.10.2019 21:13:15

Мэры 35 крупных городов мира согласовали борьбу с загрязнением воздуха

Города-участники инициативы в течение двух лет должны установить четкие цели по сокращению загрязнения воздуха.

климат, мэр, загрязнения

11.10.2019 22:47:22

Президент России Владимир Путин утвердил национальную стратегию развития искусственного интеллекта до 2030 года.

Соответствующий указ опубликован на официальном интернет-портале правовой информации.

интеллект, проект, Путин

RSS
Архив "Новости"
Подписка на RSS
Реклама: