Официальный сайт журнала "Экология и Жизнь"
You need to upgrade your Flash Player or to allow javascript to enable Website menu.
Get Flash Player  
Всё об экологии ищите здесь:
Loading
  Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям  
Сервисы:
Каналы:
Каналы:
Блоги:
Дайджесты,
Доклады:

ЭКО-ВИДЕО



Реклама




Translate this page
into English

Translate.Ru PROMT©


Система Orphus


Главная 100 СТАТЕЙ Публикации 2005-2010 Б.Т.Суриков(генерал-майор): Вспоминая Чернобыль или забытый урок

Б.Т.Суриков(генерал-майор): Вспоминая Чернобыль или забытый урок

Б.Т.Суриков(генерал-майор): Вспоминая Чернобыль или забытый урок

ЗАБЫТЫЙ УРОК

Б.Т. Суриков,генерал-майор авиации в отставке,кандидат технических наук

В начале октября 1957 года ныне покойный командующий зенитными ракетными войсками ПВО маршал артиллерии К.П.Казаков приказал группе офицеров, в том числе и автору этих строк, срочно лететь в Челябинскую область для выполнения специального задания. Прибыв на место, в район небольшого города Кыштым, мы с удивлением узнали от командира части, что «у атомщиков рвануло тактическое изделие». К счастью, это было не совсем так.

Действительно, один из мобильных ра­кетных комплексов С-75 (по терминологии НАТО — комплекс SA-2) попал в зону сильнейшей радиации. Удивляться было чему. Начиненные электроникой кабины радиолокационной станции наве­дения ракет под воздействием осевших на них радиоактивных веществ превратились в дырявые коробки.

Без больших усилий дюралевая обшивка кабин PJIC легко отделялась от рам, к которым она раньше была прочно прикреплена. Оторванные листы обшивки под пальцами превращались в серебристый порошок. К счастью, Бог нас не наказал за пренебрежение к законам ядерной физики, а также за не предусмотренное заданием командования проведение наивных опытов с оружием, густо посыпанным цезием, цирконием, рутением и стронцием-90.

Зенитные управляемые ракеты В-750 от ядерного облучения не пострадали, так как были накрыты прочными брезентовыми чехлами, которые без долгих колебаний мы облили бензином и сожгли. Личный состав подразделения был переведен к новому месту дислокации, туда же были перевезены зенитные управляемые ракеты. Радиолокационные средства комплекса С-75 установленным порядком мы списали.

Впоследствии я узнал истинную при­чину Кыштымской истории. Сегодня с этого чрезвычайного происшествия снят гриф секретности, и поэтому стало воз­можным с ним ознакомить широкую общественность.

В СССР на Южноуральском заводе по производству ядерного оружия (комбинат «Маяк») 29 сентября 1957 года произошла авария, в атмосферу было выброшено 2 миллиона кюри радиоактивных материалов.

Неожиданно взорвалась одна из емкостей «вечного хранения» высокоактивных отходов ядерного производства объемом в 130 кубических метров. Взрыв был настолько мощным, что бетонную крышу выбросило, как перышко. Вблизи хра­нилища осталось 90% радиоактивных изотопов, а 10% было унесено ветром. В огромном бетонном укрытии (толщина стен около полутора метров) помещалась емкость из нержавеющей стали. Специальная система вентиляции и охлаждения работала в автоматическом режиме. Однако в одном из герметических хранилищ началось «усыхание» радиоактивного раствора, из-за чего в нем медленно начала подниматься температура, а на дне скопилась взрывная смесь мощностью около 70 тонн тротила. К счастью, от крупной аварии никто из работников «Маяка» не пострадал. Химический взрыв разбросал радиоактивные отходы на территории длиной 105 и шириной 8-9 километров.

Разовые дозы облучения для населенных пунктов, оказавшихся в зараженной зоне, не были опасны. Однако «грязными» стали земля и водоемы, лес и трава. Поэтому несколько населенных пунктов с общим числом жителей 10700 человек были переселены в новые места. На 80% площади ядерного следа к 1978 году была восстановлена хозяйственная деятельность, а на остальной части облученной территории создан экспериментальный заповедник, где уже накоплен немалый опыт решения проблем, связанных с радиоактивным заражением местности.

Уместно (особено с позиций сегодняшнего дня - перед памятью ликвидаторов Чернобыля и Фукусимы. прим.ред.)  сказать, что бесценный опыт уральских ликвидаторов по соображениям секретности так и не был доведен до сведения международной научной общественности. Он и сегодня практически не используется в Украине, Белоруссии и России, пострадавших от Чернобыльской ядерной катастрофы. После взрыва 4-го энерго­блока мало кто из работников АЭС пред­ставлял, что надо делать для нейтрализации последствий катастрофы. Опытные ядерщики с комбината «Маяк» прибыли в Чернобыль только 20 мая 1986 года.

Сегодня (в 1996 г. прим.ред) в Челябинске-65 живет более 80 тысяч человек, большинство из кото­рых трудится на комбинате «Маяк». В его составе имеется современное радиохимическое и радиоизотопное производство. Четыре реактора уже остановлены, энергетический плутоний-239 для мирного применения пока вырабатывается только на пятом реакторе в незначительных количествах, а производство оружейного плутония-239 с 1991 года прекращено.

В отличие от энергетических промышленные ядерные реакторы комбината «Маяк» были помещены в прочные бетонные шахты. Если бы проектировщи­ки наших АЭС поступали аналогичным образом, то Чернобыльской катастрофы не было бы. К этой беде привело стремление Министерства энергетики и электрификации СССР экономить на строительстве АЭС. Любая современная технология, тем более атомная, такого безответственного отношения не терпит.

К сожалению, Чернобыльская катастрофа подорвала план строительства Южно-Уральской АЭС, которая должна была покрыть дефицит электроэнергии в регионе, а также обеспечить технологический процесс выпаривания радиоактивной воды в озере Карачай и в других водоемах. Это позволило бы перевести изотопы из жидкого в твердое состояние, а затем их надежно захоронить.

Строительство в России Южно-Уральской АЭС должно интересовать международную научную общественность потому, что в успешном решении проблемы перевода жидких радионуклидов в твердое состояние заинтересованы все государства, в которых имеются АЭС. На Урале может быть получена ценная информация по созданию подобной технологии.

Нельзя забывать, что за 45 лет наши ведущие ядерщики, специалисты в обла­сти радиационной химии и конструкторы из комбината «Маяк», а также с других аналогичных предприятий бывшего Министерства среднего машиностроения СССР накопили огромный опыт в области использования атомной энергии в военных целях. Эти люди обеспечили соз­дание значительного количества стратегических и тактических систем ядерного оружия, обладающего высокими характеристиками, надежными и простыми в эксплуатации.

В случае развертывания Южно-Уральской АЭС эта элита сможет успешно грудиться на гражданском объекте. Если же новая АЭС не будет введена на Урале, а комбинат «Маяк» прекратит свое существование из-за отсутствия заказов, то работающие на этом предприятии ведущие ученые, конструкторы и инженеры будут вынуждены предложить свои услуги в те государства, где их знания будут оценены по заслугам. Международное сообщество должно ясно представлять последствия безработицы в атомной промышленности России.

Химический взрыв банки «вечного хранения» радиоактивных отходов произошел на начальном этапе освоения энергии атома не по халатности специалистов, а из-за того, что физики и инжене­ры тогда мало что знали о процессах, которые происходили в специальных емкостях.

Чернобыльская катастрофа высветила сложнейшие проблемы, еще не решенные ведущими в области атомной энергетики государствами. Научная общественность этих стран несет ответственность за безопасность эксплуатации АЭС, она обязана прогнозировать возможный ход событий в технической, экологической и социальной сферах. Нельзя забывать, что более половины технологических катастроф нынешнего столетия произошли в последние 20 лет, в том числе свыше трети — в 80-е годы.

Вот почему правительства ведущих государств должны потребовать от ученых и создателей АЭС более глубокого научного обоснования развития ядерной энергетики, роль которой в XXI веке резко возрастет из-за сокращения запасов углеводородного топлива.

 

МОЖНО ЛИ ГОРДИТЬСЯ РЕАКТОРОМ РМБК-1000?

Чернобыльская АЭС была построена на Украине, на берегу реки Припять, в восемнадцати километрах от районного центра Припять. Строительство этой атомной электростанции было начато в 1970 году. Первые три генератора были введены поочередно в строй в 1977, 1978 и 1981 годах, а 4-й энергоблок дал первую электроэнергию 31 декабря 1983 года. На этой АЭС применены канальные ядерные реакторы большой мощности типа РБМК- 1000. Проект этого реактора был разработан в СССР более 25 лет тому назад. Кроме Чернобыльской АЭСтакие реакторы эксплуатируются и на других станциях. Их тепловая мощность составляет 3200 мгВт, а электрическая — 1000 мгВт.

Основными конструктивными элементами, обеспечивающими радиационную безопасность реактора, является достаточно сложная система управления и защиты (СУЗ), включающая около 180 независимых поглотителей нейтронов, объединенных в группы с автономными детекторами, кабелями, аппаратурой сравнения и усиле­ния сигналов. В эту систему также входят средства аварийного теплоотвода, которые, по мнению создателей реактора, должны были предотвращать массовое повреждение оболочек при всех видах аварий. В систему защиты также входит автоматизированная аппаратура технического контроля всех узлов, заключающегося в периодической инспекции состояния крупных сосудов и коллекторов.

Бывший председатель Госкомитета по использованию атомной энергии СССР А.М.Петросянц в своей книге «Ядерная энергетика» всех заверял в высоких технических характеристиках наших энергетических реакторов. С ним соглашались ведущие советские академики, которые преподносили мирный атом как верх технологической надежности и экологической безопасности. Чернобыль опроверг эти оценки.

Объективный анализ проблемы показывает, что Чернобыльская катастрофа была порождена тремя основными причинами:

— недостаточной профессиональной подготовкой обслуживающего персонала АЭС;

— конструктивными недостатками реактора РБМК-1000;

—  опасной методикой подготовки операторов на случай предотвращения возможных аварий в атомной энергетике.

Существенным недостатком следует также считать отсутствие специальных тренажеров для подготовки операторов, обслуживающих реакторы РБМК-1000. На Чернобыльской АЭС не было даже учебно-методического центра и отсутствовала эффективная система профессонально-технического обучения обслуживающего состава станции.

Реактор РБМК-1000 имел ряд конструктивных недостатков, которые проявили себя в роковые минуты 26 апреля 1986 года. К ранее известным следует в первую очередь отнести большой положительный эффект реактивности. Взрыв реактора вынудил наших ученых устранить этот конструктивный недостаток на всех АЭС, где они установлены.

Кроме того, катастрофа заставила разработать целый ряд организационно-технических мероприятий, которые исключают любые нарушения технологического регламента операторами, в том числе ошибочное отключение ключевых звеньев системы защиты реакторов.

РОКОВОЙ ЭКСПЕРИМЕНТ

На 25 апреля 1986 года была запланирована остановка реактора РБМК-1000 4-го энергоблока Чернобыльской АЭС для проведения штатного планово-предупредительного ремонта. В дополнение к основной работе главный инженер этой АЭС Фомин утвердил программу эксперимента, которая уже содержала ряд грубейших ошибок. Днем его провести не удалось, так как диспетчер объединения «Киевэнерго» не разрешил остановить турбогенератор из-за того, что в единой энергосистеме возникла потребность в дополнительной мощности.

Роковой эксперимент начали в ночь с 25 на 26 апреля 1986 года. По вине операторов мощность атомного реактора 4-го энергоблока была стабилизирована на недопустимо низком уровне. Из-за отравления реактора продуктами распада дальнейший подъем мощности был невозможен, хотя оперативный запас реактивности был значительно ниже, чем регламентный. Иными словами, реактор находился в неуправляемом состоянии и был взрывоопасен. Ядерная катастрофа произошла в период с 1 часа 23 минут 40 секунд до 1 часа 23 минут 58 секунд по московскому времени 26 апреля 1986 года.

В первые мгновения катастрофы огром­ным давлением оторвало нижние водяные и верхние пароводяные трубопроводы, вследствие чего реактор получил сверху свободное сообщение с центральным залом и помещениями барабан-сепараторов, а снизу — с боксом, предназначенным для локализации предельных аварий. В последующие 20 секунд концентрация водорода в гремучей смеси в разных помещениях 4-го энергоблока достигла критического значения и, по свидетельству очевидцев, произошло три (а возможно, и более) взрыва, полностью разрушивших реактор и здание этого энергоблока.

По вычислительной системе «Скала» была получена распечатка данных, из которых стало ясно: произошло быстрое разрушение, расплавление и испарение в атмосфере значительной части ядерного топлива, унесенного ветром на северо-запад. Радиоактивное облако передвигалось в атмосфере на высоте от одного до одиннадцати километров (прибывающие в московский аэропорт «Шереметьево» самолеты подвергались дезактивации в течение недели после Чернобыльской катастрофы).

По оценке крупного специалиста в области атомной энергетики Г.У.Медведева, около 50 тонн ядерного топлива испарилось в атмосферу в виде мелкодисперсных частиц двуокиси урана-235, высокоактивных радионуклидов йода-181, плутония- 239, нептуния-139, цезия-137, стронция- 90 и многих других радиоактивных изотопов. Кроме того, около 70 тонн топлива было выброшено с периферийных участков активной зоны в завал со строительными конструкциями, на крышу помещений 4-го энергоблока, и на остальную территорию Чернобыльской АЭС.

Примерно 50 тонн ядерного топлива и около 800 тонн реакторного графита остались в шахте, образовав воронку, похожую на кратер небольшого вулкана. Частично ядерная труха через появившиеся дыры просыпалась в подреакторное пространство и на пол. Активность выброшенного топлива достигла 15—20 тысяч рентген в час, вокруг аварийного блока образовалось мощнейшее радиационное поле, эквивалентное радиации от ядерного взрыва.

По мнению академика Ю.Б.Харитона, основной причиной Чернобыльской катастрофы было нарушение операторами этой АЭС основного принципа безопасности промышленных и энергетических реакторов, провозглашенного И.В.Курчатовым еще в конце 40-х годов: «Атомный реактор никогда не должен оставаться без воды, и тогда аварий не будет». Непосредственные виновники Чернобыльской катастрофы — директор АЭС Брюханов, главный инженер Фомин, его заместитель Дятлов, начальник реакторного цеха Коваленко, начальник смены Рогожин, а также инспектор Госатомэнергонадзора СССР Лаушкин — в июле 1987 года судебной коллегией Верховного суда СССР были осуждены к различным срокам лишения свободы. Они справедливо обвинялись по Уголовному кодексу Украины в нарушении правил техники безопасности на взрывоопасных предприятиях, повлекшем за собой человеческие жертвы и иные тяжкие последствия.

КАК УКРОТИЛИ РУКОТВОРНЫЙ ЯДЕРНЫЙ ВУЛКАН

Той трагической ночью удивительным образом переплелись героизм обслуживающего персонала и грубейшие профессиональные ошибки руководителей АЭС. Люди сделали многое, чтобы не допустить разрастания масштабов катастрофы. Достаточно сказать, что они защитили от огня 3-й реактор, а это было очень трудно и опасно, так как уровень радиации оказался в ряде мест смертельным. На крышах реакторного отделения и машинного зала возникло более 30 очагов пожара. При взрыве часть панелей перекрытия упала на турбогенератор, повредив маслопроводы и электрические кабели, которые тоже загорелись. Особенно разбушевался огонь на кровле реакторного отделения. Борьба с пожаром шла на высоте от 27 до 71,5 метров. Добираться туда приходилось по наружным пожарным лестницам в условиях большой радиации. Кипящий радиоактивный битум кровли жег сапоги, летел брызгами на одежду.

Пожар в Чернобыле тушили 69 человек. Их умелые действия позволили за 5 часов ликвидировать несколько крупных очагов возгорания. Исключительный героизм и самоотверженность проявили турбинисты в машинном зале и электрики.

Воинские части и подразделения прибыли в Чернобыль вскоре после того, как произошла катастрофа. В первые дни укрощения реактора главная нагрузка легла на авиацию и на химические войска.

Блестяще руководил авиаторами бывший тогда начальником штаба ВВС Киевского военного округа генерал Н.Т.Антошкин, который на крыше гостиницы «Припять» развернул полевой командный пункт. Утром 27 апреля по вызову генерала Антошкина прибыли первые два вертолета МИ-6, пилотируемые опытными летчиками Б.Нестеровым и А.Серебряковым. Они произвели тщательную разведку с воздуха и начертили схему заходов на ядерный реактор, замерили радиоактивность на разных высотах над рукотворным вулканом.

В первые дни катастрофы главную угрозу представлял, безусловно, взорвавшийся реактор, из которого продолжался мощный выброс радиоактивных веществ в окружающую среду, и никто не мог предсказать, как долго это будет продолжаться. Поэтому правительственная комиссия приняла решение укрепить ядерный вулкан, засыпав шахту разрушенного реактора теплопроводящими и фильтрующими материалами.

С 27 апреля по 10 мая 1986 года военные вертолетчики сбросили в реактор около 5000 тонн различных материалов (соединений бора, доломита, песка, глины, свинца). В результате уже к 6 мая выброс радиоактивных веществ из него резко ослаб, начала снижаться температура в кратере реактора — под шахту подавался жидкий азот. «Бомбометание» мешками с сыпучими материалами проводилось с предельно малой высоты — 110 метров. Под воздействием падающих в кратер тяжелых мешков радиоактивность на высоте увеличивалась с 500 до 1800 рентген в час. При сбрасывании груза каждый вертолет зависал над смертоносным жерлом на 2-3 минуты. Сначала сиденья пилотов не были покрыты свинцовыми пластинами, до этого додумались позже.

В первые дни «бомбометания» происходил сильнейший встречный выброс радиоактивного пепла от сгоревшего графита. Летчикам в полете становилось плохо. Поэтому первые 27 экипажей вертолетов из-за переоблучения вскоре вышли из строя, и их срочно отправили в Киев на лечение. Врачи многократно переливали им кровь, t чтобы удалить из организма радионуклиды.

Мы, пилоты Великой Отечественной войны, восхищаемся подвигом вертолетчиков, сумевших в беспрецедентных условиях быстро укротить ядерный вулкан. Такая работа более опасна, чем воздушный бой с превосходящим противником. За встречи со смертью на войне мы платили ранней сединой, но не мучительным белокровием. Вот почему старшее поколение военных пилотов преклоняет колени перед экипажами вертолетов, которые проявили огромное мужество и укротили взорвавшийся ядерный реактор под Чернобылем.

В ликвидации последствий Чернобыльской катастрофы активно участвовали также специализированные подразделения химических войск, которые тогда возглавлял генерал-полковник В.К.Пикалов.

Для работы вблизи взорвавшегося реактора требовалась специальная техника, которая могла функционировать без участия человека, по радиокомандам. Советский Союз закупил у ведущих западных стран некоторое количество роботов и механизмов с дистанционным управлением.

К сожалению, под воздействием мощного радиационного излучения от выброшенного в окружающую среду ядерного топлива большинство технических средств быстро вышли из строя, вновь потребовалась помощь человека.

Наиболее «загрязненными» оказались крыши 3-го энергоблока и машинного зала АЭС. На них попало много ядерного топлива, куски графитовой кладки и крупные обломки конструкции. Военные и несколько работников АЭС, одетые в громоздкие доспехи со свинцовыми прокладками, смогли очистить крыши от опасных веществ. Ликвидаторы выходили из укрытия, быстро добирались до какого-либо фрагмента реактора, сбрасывали его вниз и бегом возвращались назад. Каждая рабочая смена длилась от 20 секунд до 1 минуты. Работали только добровольцы. Люди выполняли свой долг, не думая о своей дальнейшей судьбе.

На земле рядом с разрушенным реактором не роботы, а солдаты и офицеры химических войск руками собирали выброшенный взрывом радиоактивный графит. Эти опасные обломки они складывали в ведра и ссыпали их в железные ящики для последующей изоляции. Вместе с ними работал их командир, фронтовик генерал Пикалов.

Под взорвавшимся реактором скопилось около 8000 тонн радиоактивной воды, для ее извлечения и последующей изоляции пожарники проложили гибкие шланги длиной более километра и подве­ли их под разрушенный реактор. Эти смелые парни подключили насосную станцию в три раза быстрее, чем положено по нормативам. Откачка радиоактивной воды в специальные емкости продолжалась двое суток. Всю эту опасную работу также выполняли только добровольцы. Военные очень оперативно выполнили дозиметрический контроль 30-километровой зоны Чернобыля. Измерения показали, что радиоактивное «загрязнение» было неоднородным. Имелись участки с огромным уровнем радиации, но были и такие места, где уровень радиации был ненамного выше естественного фона. Для дезактивации АЭС и ближайших населенных пунктов широко использовались вертолеты. Кроме того, радиоактивную грязь счищали бульдозерами и скреперами, а затем ее укрывали в могильниках.

Наши ученые предложили достаточно эффективные методы дезактивации. Химические предприятия буквально в считанные дни наладили выпуск специальных растворов в больших количествах. Участки, «загрязненные» мелкими кусками «светящихся» материалов и радиоактивной пылью, покрывались специальной адсорбирующей пленкой. Раствор разбрызгивался на «загрязненные» поверхности, после высыхания образовывалось пленка, она плотно схватывала мусор и радиоактивную пыль. Затем ее, как ковровую дорожку, скатыва­ли в рулон и вывозили в места захоронения.

Для обеззараживания 30-километровой зоны использовался метод, предложенный учеными Кольского отделения Академии наук СССР. Песчаный грунт, в который попали мелкие радиоактивные вещества, был покрыт тонким слоем быстро затвердевшего водного раствора латекса, способного пропускать влагу и воздух. Созданный таким образом зеленый ковер не давал ветру переносить радиоактивную пыль.

СТРОИТЕЛЬСТВО УКРЫТИЯ НАД 4-м ЭНЕРГОБЛОКОМ

Наиболее сложной инже­нерной проблемой стало возведение огромного железобетонного укрытия, предназначенного для изоляции 4-го энергоблока от окружающей среды. Строительством с успехом руководил опытный инженер Г.Д.Лыков. Поскольку работы велись круглосуточно, объект освещался ночью с помощью прожектора, поднятого на аэростате. Огромные конструкции, собранные на безопасных площадках, монтировались с помощью механизмов с дистанционным управлением.

Чтобы оценить обстановку, некоторым операторам приходилось подниматься над возводимым укрытием, где отмечалась сильная радиация. Обеспечить их безопасность помог специально созданный своеобразный батискаф, что-то   вроде модуля космического аппарата, обитого со всех сторон свинцовыми пластинами. Оператор забирался внутрь этой необычной кабины, и кран поднимал ее высоко в небо. Всех «летавших» потом в шутку именовали «космонавтами», им присваивали номера: 1-й, 2-й и т.д.

В июле 1986 года строители уложили первые кубометры бетона возле разрушенной стены реактора, а уже к концу сентября укрытие поднялось огромными 12-метровыми уступами до запланированной 60-метровой высоты.

Опаснейшая консервация разрушенного энергоблока, не имеющая аналогов в отечественной и мировой практике, была полностью завершена в октябре 1986 года. Это сооружение оснащено сотней датчиков, с помощью которых постоянно измеряется радиация и температура вблизи разрушенного реактора. Сейсмо-датчики контролируют устойчивость всей конструкции.

Строители также позаботились о том, чтобы дожди не смыли в реки радиоактивную пыль с площадки Чернобыльской АЭС, а также с тех прилегающих зон, где наблюдалось ее наибольшее выпадение. Поэтому на пути опасных паводковых потоков возвели заградительные и фильтрующие дамбы — всего свыше 130 гидротехнических сооружений протяженностью от 1 до 14 километров. Они остановили радиоактивный ил, выполнили роль огромных отстойников. Кроме непроницаемых дамб были построены специальные заграждения. Их сооружали с использованием цеолитового сорбирующего материала, который хорошо фильтрует воду и осаждает радионуклиды. Чтобы ил с радионуклидами не попал в Днепр, на реке Припять была возведена специальная ловушка.

Защитные сооружения водоемов возводились в расчете на среднюю и худшую ситуацию, поскольку днепровской водой пользуются более 30 миллионов человек. Пока реальный прогноз радиоактивного загрязнения воды в регионе разошелся с теоретически возможным и склоняется в благоприятную сторону, так как концентрация долгоживущих радионуклидов в воде оказалась ниже прогнозируемых. Однако десятилетний опыт эксплуатации защитных сооружений вблизи Чернобыльской АЭС не исключает, что экологическая обстановка в регионе может развиваться и по наихудшему варианту. Поэтому эта проблема должна решаться кардинально.

 

 

ПОСЛЕДСТВИЯ ЧЕРНОБЫЛЬСКОЙ КАТАСТРОФЫ

Следует подчеркнуть, что Чернобыльская катастрофа нанесла огромный вред атомной энергетике, так как породила в ряде государств сильную радиофобию. Поэтому безопасный демонтаж и надежное захоронение 4-го энергоблока Чернобыльской АЭС имеет огромное международное значение для будущего атомной энергети­ки. Нельзя забывать, что, по оценкам геологов, в США запасов нефти хватит до 30-х годов XXI века, в России — до середины, а в Саудовской Аравии — до конца будущего века. В связи с актуальностью данной проблемы ликвидация последствий, порожденных Чернобыльской катастрофой, может быть успешной только в том случае, если программа поэтапного уничтожения взорвавшегося реактора пройдет международную экспертизу. Наибольшему радиоактивному «загрязнению» от Чернобыльской катастрофы подверглись Гомельская и Могилевская области Белоруссии, Киевская и Житомирская области Украины, Брянская область России. Этот регион составляет так называемую зону жесткого радиоактивного контроля. Всего на территории СССР, а ныне Содружества Независимых Госу­дарств, в той или иной степени оказались «загрязненными» радионуклидами 11 областей, в которых проживает 17 миллионов человек. Кроме этого, мелкодисперсные радиоактивные частицы с воздушными потоками достигли отдельных территорий Кавказа, Сибири и Средней Азии.

Средние и летальные дозы радиации получили 660 тысяч ликвидаторов ядерной катастрофы. О первых десятках этих героев, ушедших в мир иной от лучевой болезни, средства массовой информации рассказывали. Врачи в Чернобыле, Киеве и Москве, медики, приехавшие из Америки, делали все, чтобы спасти мужественных парней. К сожалению, сегодня судьба более чем полумиллиона ликвидаторов Чернобыльской катастрофы, укротивших ценой своего здоровья ядерный вулкан, мало волнует общественность Украины, Белоруссии, России. То же можно сказать о Европе. Прискорбно сознавать, что эти мужественные парни, которые отвели беду от нас и наших детей, сегодня лишены качественного медицинского обс­луживания, которым международное сообщество располагает.

В трех славянских государствах малым дозам радиации подверглось более 6 миллионов человек. Обратимся к украинской статистике. Десятилетние медицинские исследования состояния здоровья населения, оказавшегося в зоне радиации, со всей очевидностью показали, что к кате­гории пострадавших, требующих особого врачебного контроля, следует отнести около 150 тысяч человек, получивших сверхдопустимые дозы облучения щитовидной железы, в том числе 60 тысяч детей.

В зонах безусловного и гарантированного добровольного отселения, где люди хотя и мало, но все же подверглись облучению, проживает 1,5 миллиона человек. В это количество также входит эвакуированное и отселенное — их 100 тысяч человек, а также 12 тысяч детей, родившихся от родителей, включенных в группу риска.

Сегодня генофонд Украины находится под угрозой. Смертей все больше, а рождаемость все ниже, дети болеют все чаще, а здоровыми можно считать 5—8% выпускников средних школ.

В пострадавших от взрыва ядерного реактора районах увеличивается количество детей с врожденными аномалиями развития. За 3 года после катастрофы в Киевской области этот показатель увеличился на 37,7%, а в Житомирской — на 59,5%.

То же можно сказать о пострадавших районах Белоруссии и России. Ориентировочно можно утверждать, что в славянских государствах от Чернобыльской катастрофы пострадал один миллион человек, и с ними должна вестись плановая работа по первоочередной защите их здоровья.

По официальным данным Минздрава СССР, после взрыва ядерного реактора 4- го энергоблока в окружающую среду было выброшено до 50 миллионов кюри различ­ных радионуклидов (в том числе 17 -миллионов кюри радиоактивного йода- 131), из которых 66% выпало на территорию СССР, а на остальную часть Европы 5 миллионов кюри. Кроме того, около одного миллиона кюри ушло в глобальные выпадения за пределами Европы и СССР. По оценке американских ученых, Чернобыльская катастрофа привела к выбросу не 50, а примерно 75 миллионов кюри, в том числе 36 миллионов кюри йода-131 и 8,1 миллиона кюри йода-133. По радиоактивному цезию-137 расхождения между советскими и западными данными незначительны: Москва признала 1,9 миллиона кюри цезия-137, из которых 44% выпало на территорию СССР, 38% на остальную часть Европы и 18% — за пределами Европы и СССР. По данным Ливерморской лаборатории США, глобальные выпадения цезия-137 составили 2,4 миллиона и 0,55 миллиона кюри — цезия-134. Что касается других долго живущих радионуклидов, то главную опасность представляет стронций-90 и различные изотопы плутония, однако они являются относительно слаболетучими, и поэтому за пределы СССР выпало 10-15% от их общего выброса.

От Чернобыльской катастрофы кроме трех славянских государств наибольшему «загрязнению» подверглись Польша, Чехословакия, Венгрия и Румыния, восточные границы которых являются западными границами Украины и Белоруссии. Эти государства пострадали от выбросов ядерного вулкана, который функционировал 10 дней. Радиоактивное облако, образовавшееся после взрыва реактора, по представленным в МАГАТЭ данным, содержало от 12 до 18 миллионов кюри различных радионуклидов. Западный ветер в течение суток доставил часть изотопов на территорию Финляндии, Швеции и Норвегии.

Центральная Европа в первые дни катастрофы не была захвачена радиацией, однако в последующем западные и юго-западные ветры несколько раз приносили радионуклиды в Германию, Австрию, Швейцарию. Наибольшие выпадения пришлись на горные районы этих государств.

Из стран Европейского Экономического Сообщества наибольшему «загрязнению» подверглись районы южной части на границах с Австрией и Швейцарией, где в конце апреля и начале мая 1986 года шли сильные дожди.

После изменения направления ветра на юго-запад радиоактивные осадки выпали на земли Болгарии, Италии и Греции. Наибольшее количество радионуклидов осело на территории Турции.

Международная медицинская общественность и главы большинства европейских государств допустят непоправимую ошибку, если забудут о миллионах людей, которые получили малые дозы облучения. Известные российские генетики академик Н.И.Дубинин и профессор В.А.Тарасов установили, что ничтожные количества радиоактивных веществ обладают сильным мутагенным действием, то есть вызывают мутации в соматических и половых клетках. Первые являются причиной возникновения злокачественных опухолей, а вторые приводят к рождению индивидуумов с различными наследственными патологиями.

Чрезвычайно тревожит и то обстоятельство, что генетические последствия слабого радиационного облучения не исчезнут из генофонда, а будут передаваться по наследству следующим поколениям. Кроме того, генетические изменения при малых дозах облучения носят беспороговый характер, т.е. даже при попадании в человеческий организм по пищевой цепочке ничтожного количества радиоактивных материалов произойдут мутации, которые вызовут наследственные изменения в организме будущих поколений.

Следовательно, международное сообщество должно понимать, что Чернобыльская катастрофа создала угрозу не только миллионам ныне живущих, но и будущим поколениям.

 

   Статья Б. Т. Сурикова была впервые опубликована 15 лет назад — в первом номере журнала «Экология и жизнь».

Читать еще по этой тематике:

  1. Модернизация Росатома: что заявлено и что реально происходит
    http://www.ecolife.ru/intervju/1408/ ·  27.75 Кб · 13.10.2010 14:33:01
  2. Проблемы, которые мы выбираем
    http://www.ecolife.ru/zhurnal/articles/227/ ·  32.15 Кб · 16.01.2009 11:19:40
  3. Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун об уроках Чернобыльской катастрофы
    http://www.ecolife.ru/zhurnal/articles/449/ ·  4.98 Кб · 18.04.2009 23:02:37
  4. Радиация вокруг нас
    http://www.ecolife.ru/zhurnal/articles/1738/ ·  9.58 Кб · 10.04.2011 12:24:59
  5. Барьер эффективности и «зеленый коридор» сотрудничества
    http://www.ecolife.ru/zhurnal/articles/574/ ·  32.06 Кб · 28.05.2009 21:33:08
  6. Японские реакторы — угроза для всех
    http://www.ecolife.ru/infos/news/1585/ ·  5.03 Кб · 12.03.2011 22:03:44

 

  • «В субботу» Александра Миндадзе — уже в прокате
    http://www.ecolife.ru/infos/news/1681/ ·  2.13 Кб · 02.04.2011 10:37:44
  • Уроки Чернобыля
    http://www.ecolife.ru/zhurnal/articles/1805/ ·  3 Кб · 19.04.2011 09:34:43
    Ряд российских АЭС могут закрыть
    http://www.ecolife.ru/infos/news/1810/ ·  3.94 Кб · 20.04.2011 11:54:00

     

     

  • катастрофаЧернобыль 

    22.04.2011, 5546 просмотров.


    Нравится

    Подписка на RSS
    Реклама: