Официальный сайт журнала "Экология и Жизнь"
You need to upgrade your Flash Player or to allow javascript to enable Website menu.
Get Flash Player  
Всё об экологии ищите здесь:
Loading
  Сайт функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям  
Сервисы:
Каналы:
Каналы:
Блоги:
Дайджесты,
Доклады:

ЭКО-ВИДЕО



Реклама



Translate this page
into English

Translate.Ru PROMT©


Система Orphus


Главная Интервью / Talk Форсайт сессия : долина МГУ - для университета или для России?

Форсайт сессия : долина МГУ - для университета или для России?

В МГУ прошел II Конгресс «Инновационная практика: наука плюс бизнес». Главной темой заседаний было  обсуждение проекта научно-технологической долины МГУ, а выставка сопровождавшая конгресс, должна была, видимо, показать возможности «наполнения» долины — и там были очень интересные разработки — (см. например здесь), Замыслу долины, согласно аннотации на сайте МГУ, отвечает понятие экосистемы 4И для развития инноваций, где 4И – это   исследователи, инноваторы, инвесторы и индустрия.*

Заявленная устроителями цель конгресса – повышение экономического эффекта от инвестиций в науку и образование.

Надо сказать, что заявленная цель была «торпедирована» выступлением Виктора Вексельберга, главы проекта Сколково, который сказал, что он категорически против «жесткой» привязки экономики к инновационному творчеству. Такая модель не работает, это «не летает», говорит Вексельберг:

Виктор Садовничий, ректор МГУ: «Впервые в истории российского образования, а, может, и России в целом, мы задумали проект, который отличается по задумке от привычных подходов, потому что если нет – то лучше купить за рубежом, чем повторяться. Мы построили научный парк МГУ – в нем более 100 фирм, там работает более 1000 аспирантов и студентов:

В долине планируется организовать различные кластеры: биотехнологии, биомедицина и медицина, кластер нанотехнологий и новых материалов, кластер информационных технологий, кластер робототехники, техники специального назначения, кластеры космоса, кластер наук о Земле (исследования запасов сырья, Арктика, Сибирь) и, конечно, кластер гуманитарных исследований и когнитивных наук – рассказал ректор. Мы хотим сосредоточить в долине уникальный потенциал Московского университета (50 тыс. студентов 5 тыс. аспирантов и 10 тыс. кандидатов и докторов наук) и наших главных заказчиков —  корпораций и бизнеса. Но мы не ставим задачу делать здесь бизнес — нам важна «аура» университета. Что и как сделать так, как никто не смог сделать до нас – над этим сейчас постоянно работает группа из 100 человек, мы приступаем к проектированию проекта. Начать  через месяц полномасштабное проектирование и через год – к строительство вот такие сроки мы ставим перед собой.

 

 

В выступлении ректора акцентируется посыл «для страны»: Важно то, что каким будет наш университет – такими будут наука и образование и в конечном счете – наша страна!  Интересно, что эта мысль высказывалась в разных формах – и не обязательно в привязке в МГУ. Например Сергей Капица, всю жизнь занимавшийся раскрытием вопросов науки для  миллионов людей (и немало в этом преуспевший!) утверждал, что именно от того,  какими будут отношения науки и общества, зависит и будущее всей страны. Эта мысль заучит  в самом начале программы «Линия жизни» с  Капицей ( см. здесь).

Очевидно, что для того, чтобы прорывать предубеждение – что у нас все плохо и вывести процесс на качественно новый уровень, — то, к чему призывает ректор МГУ, нужны нестандартные усилия именно на линии связи науки и общества. Его аргументация такова – «мировые университеты становятся во главе процесса становления новых технологий в своей стране – и я уверен – мы тоже можем. Давайте попробуем!».

Попробовать надо, но все же стоит спросить, а было ли у нас так, чтобы университетская наука была локомотивом развития, лидером практических приложений? Созданы национальные университеты, вокруг них – хорошее финансирование и интенсивное «роение» мыслей и талантов, но вот что касается связи науки с промышленностью, конкретных результатов в виде появления новых, экономически заметных или хотя-бы обнадеживающих сегментов так называемой «новой экономики» — быстро (экспоненциально быстро) растущих «с нуля» прорывных экономических сегментов – к сожалению, такого не наблюдается. Может быть причина в том, что малый бизнес вообще мал в России – это всего 5-6% основных средств и инвестиций по стране.

Так или иначе, но опыта прямого воздействия университетской науки на экономику у нас нет – пусть по ряду объективных причин, но нет. Поэтому очевидно предполагается, что долина станет локомотивом такого вторжения науки в экономику.  В частности, для этого в долине намечено установить «вычислительный локомотив» — самый мощный в мире университетский суперкомпьютер «Ломоносов». Однако проблемы использования суперкомпьютеров в России имеют свои особенности, из-за которых стоимость утраченных нами отечественных суперкомпьютетров БЭСМ-6 и Эльбрусов оказывается несопоставимой с затратами на освоение новых, американских машин – что приводит зачатую к тому, что драгоценные «мозги» просто простаивают – в целях экономии электроэнергии!

Кроме того, в описаниях долины присутствуют такие пункты как организация движения наземного общественного транспорта, создана сеть пешеходных, велосипедных, автомобильных дорог. В рамках реализации проекта планировки планируется озеленение более 20 га (менее 10%) территорий, включая создание новых благоустроенных парков и скверов. Также сообщается, что в составе планируемой территории значительны площади зеленых насаждений (посадок деревьев, клумб, аллей). Вместо «Шанхая» из гаражей и свалок будут построены научные центры Московского университета, филиал Политехнического музея, школа-интернат для одаренных детей площадью 28,4 тыс.  м²., Неотъемлемой частью кампуса станут и уже построенные корпуса научных и учебных корпусов и строящиеся общежития на 5000 студентов площадью 153 тыс.  м². Общая площадь будущего кампуса МГУ, с учетом уже возведенных, строящихся и планируемых объектов, составит порядка миллиона квадратных метров.

Далее мы приводим выступления и фрагменты высказываний участников форсайт-сессии конгресса, ведущим и модератором которой был Андрей Фурсенко, помошник Президента РФ. , а также развернутый комментарий Ecolife по поводу целей и задач долины.

Фрагменты выступлений в рамках форсайт-сессии:

Владимир Миловидов, вице-президент ОАО «НК Роснефть»

Доминик Фаш, Председатель совета директоров Russian Technology Foundation (RTF)

Олег Карасев, экономический факультет МГУ

Михаил Богданов, ООО «Институт геотехники и изысканий в строительстве» (ИГИИС)

Евгений Кузнецов, вице-президент РВК (Российская венчурная компания)

Ведущий форсайт-сессии — Андрей Фурсенко, советник Президента РФ

Владимир Миловидов, вице-президент ОАО «НК Роснефть»: Сегодня система предполагаемой научно-технологической долины МГУ состоит из четырех «И»: исследователей, индустрии, инвесторов и инноваторов. Мне кажется, здесь не хватает одного главного «И», которое все эти четыре должно объединить. Как мне кажется, вот это «И» расшифровывается, как «информация». Мне кажется, конечно, те вещи, о которых здесь говорится, очень важны, но любая такая система будь то долина, Анти-полис во Франции или наше Сколково – это, в конечном счете, экосистема знаний, которая притягивает очень разных людей, начиная от студентов и кончая крупными компаниями-заказчиками. Поэтому, мне кажется, это совместное, заинтересованное объединение всех участников, их называют стейкхолдерами – будет правильным на ниве создания экосистемы знаний, вот этой информации, организованной, систематизированной, вращающейся внутри этой долины.

Но не систематизированная информация мало кого притягивает, она превращается в информационный шум и только отпугивает от себя. Если же эта информация организована, систематизирована, она превращается в экосистему знаний, а знания начинают притягивать, знания начинают интересовать стейк-холдеров.

Бывает так -  крупная корпорация – потенциальный заказчик какой-то разработки — для самой себя не может до окнца понять смысл, определиться -  что заказать и собственно говоря, с каким именно заказом войти на рынок. Когда речь идет об объединении усилий, для корпорации важно, что она может от этого объединения получить. Понятно, что при этом возникают сложности общения. В результате общение превращается в то, во что, к сожалению, сегодня традиционно и превращается: приходят кипы различных предложений, инициативный проект такой, инновационное предложение другие… Начинаешь разбираться — и понимаешь, что за этим стоят весьма приблизительные представления — вообще о цели такого начинания.  Однако тех, кто отказывается от таких инициативных, инновационных предложений, записывают в ретрограды, а инициативная сторона, в случае отказа, обижается, что их не услышали, замыкаются в себе. В результате – теряют все!

Как может возникнуть связь — посредством спорта, посредством совместного проживания в соседних домах, путем наличия совместных каких-то идеалов или критериев, или какой-то инфраструктуры, неважно. Для каждой страны свой путь — необязательно повторять строительство гольф-полей под Ниццей, у нас другие обстоятельства. Если для них гольф-клуб или футбольное поле сыграло роль инфраструктуры обмена знаниями, знакомства и обмена информацией, то у нас это общее может быть что-то  другое, но это должно быть обязательно. Должна быть инфраструктура, направленная на обмен информацией, создания новых знаний, генерацию этих знаний. Причем заинтересованность в их создании, мне кажется, является самым главным фактором. В результате не по какому-то  принуждению, а просто и естественно это подтянет крупные компании к сфере создания знаний.

Доминик Фаш: Я здесь – чтобы поделиться тем опытом, который получил, работая в проектах научных парков. (В 1972—1987 гг Доминик работал в научном парке «София Антиполис». В 1988—1992 годах — главный управляющий компании TSD & Stratech International Science Park Consulting). Во-первых, хочу обратить внимание, на конференцию по климату — COP21, которая пройдет в Париже в ноябре – начале декабря. Крупные компании и страны работают вместе на этой площадке по вопросам sustainable development. Поэтому возможно развитие проектов, какими бы они ни были, на базе импорта определенной культуры.

Примером является София Анти-полис – проект, начатый 40 лет тому назад, позволил создать новый индустриальный город –  мы сделали его практически из ничего, с нуля, но сегодня все туристы обязательно стремятся попасть туда. Импорт культур для развития  такого проекта очень важен. Когда мы начинали проект Анти-полис София, то первые 15-20 лет университет Ниццы рассматривал его как собственное продолжение, применял разные французские модели  образования и науки, действуя с опорой на прошлое. Но сегодня Анти-полис София давно отделился от университета — мы напрямую общаемся с промышленностью, берем контракты у компаний —  в этом общении произошла революция, изменившая суть, начинку проекта. В Анти-полисе исследователи чувствуют себя совершенно по другому – в контакте с промышленностью и по моему опыту, все перспективные лаборатории получаются именно так.  Я не говорю хорошо это или плохо, но это так.

И еще – сегодня очень важно, что глобальная информация создает новые формы университета и меняет стиль образования. Один клик – и вы слушаете любые уроки физики или математики, находясь в Стамбуле. Сегодня концепция образования и функции университета меняются  полностью и американцы, следуя логике изменений, далеко продвинулись в этом реформировании. Насколько мы хотим в Европе остаться в рамках традиционной, «прусской» или «русской» модели? Хотим ли мы разработать новую – собственную модель? Это ключевой вопрос, потому что изменение образования —  это вопрос трансформации культуры и цивилизации в ближайшие 40 лет. Именно поэтому опираться на концепцию университета прошлого опасно.

Олег Карасев, экономический факультет МГУ.  В моем понимании, основное узкое место заключается в том, что у долины должна быть централизованная деятельность стратегическая, связанная с выходом на крупных ключевых заказчиков, и децентрализованная деятельность операционная, связанная с ведением текущих хозяйственных, договорных и прочих дел, что, на данный момент, в университете достаточно сложно организовано.

Михаил Богданов, председатель Правления НП «Союз изыскателей», первый научный кооператив в Московском университете, 1988 год создания:

Ни один инновационный проект, на наш взгляд, не создается с того, что появляются здания. Деньги сегодня тоже не проблема. Ни здание, ни деньги. Основные проблемы — что может дать долина. Во-первых нужен административный ресурс в нашей стране и то, что с признательностью люди воспринимают – это доступ в долину большим компаниям. Во-вторых патентование за границей – это важнейшая вещь, когда мы разрабатываем что-то , поэтому надо обеспечить «защиту». И третий момент – это доступ к информации, причем речь идет о том, где и как можно информацию превратить в прототипы – вот это критически важно.

Евгений Кузнецов, вице-президент РВК (Российская венчурная компания):

Основной мотив, который я видел у русских профессоров в Америке, он следующий. Они практически все работают во второразрядных американских университетах. Они не могут пробиться через конкуренцию в топовые университеты. У них все нормально с зарплатой, у них все нормально с карьерой, со статьями. Но сервиса, который бы им позволил максимально эффективно реализовать себя, второразрядные университеты не имеют. И поэтому их карьера заведомо бледнее и хуже, чем у того, кто пробился и зацепился за MIT.

Университет – чрезвычайно мощная структура, чрезвычайно мощный проект, чтобы привлекать к себе звезд, и если он скажет всему миру, что талантливый исследователь будет в нем настолько эффективно окружен необходимыми сервисами, что он сможет быстро писать что-то  и привлекать деньги, и создавать показы, туда будет очередь – конкурс среди выдающихся мировых ученых. Университет – это бизнес, конкурирующий на глобальном рынке талантов. Про это надо помнить. Все остальное – это частности.

Андрей Фурсенко, советник Президента РФ:

Вопрос очень интересный и, если попытаться упростить его до предела, то он стоит таким образом: университет для долины или долина для университета? В каком смысле? Конечно, все это связано. Конечно, это вопрос, который две стороны усиливают друг друга. Но все-таки. Если мы делаем упор на то, что долина – это все-таки, в первую очередь, целью имеет повысить привлекательность университета, как еще один инструмент. Долина создает условия для университетских выпускников, профессоров, как еще один инструмент – это одно.  Если мы говорим, что на сегодня долина – это новый инструмент развития,  который возникает и который, в некотором смысле, равноправен по отношению к университету – это другое. Я хотел бы, чтобы эти вопросы не обижали ни университет, ни долину. Это развилка.

Мы использовали инструменты голосования и блиц-опрос. И если голосование дало равные количества голосов за обе постановки вопроса, то блиц-опрос показал, что все-таки доминирует понимание долины как инструмента, который направлен на усиление университета, и является обслуживающим для университета, и в таком виде, по крайней мере большая часть тех, кто выступил, видят миссию, роль долины.

Однако возможны и другие варианты. Анти-полис  превратился в самостоятельный институт, который играет очень значимую роль в развитии не только инноваций, но и науки во Франции. У нас такие вещи возникали, у нас же возник Московский физтех, в свое время отпочковавшись от МГУ. Возникла достаточно нетривиальная, оригинальная система, она отличалась от МГУ-шной структуры университета, это была советская социальная инновация.

Рассуждая, кто и на сколько лет отстал или вырвался вперед, я вспоминаю комментарий одного приятеля, который говорил: «Не надо бояться, что кто-то  далеко ушел вперед, когда он будет возвращаться, мы опять окажемся первыми». Поэтому тут очень важно понять, куда мы двинемся дальше.

 

Комментарий Ecolife: Проект долины МГУ, как проект нового устремления России к хай-теку обязывает уважать свободу научного творчества и требует серьезного подхода к освещению – к этому призвал Виктор Вексельберг в заключение речи, цитированной ранее.

Будет ли он проект основан на принципиально новых принципах, как пообещал ректор МГУ Виктор Садовничий? Что или кто является гарантией новизны?

На проведенных летом этого года общественных слушаниях жители близлежащих районов волновались, что жилая застройка Раменского парка нанесет экологический ущерб району, население которого прирастет 16 тысячами новых жителей. Будет ли предложена достаточно эффективная транспортная инфраструктура.

Из  выступления ректора следует, что в настоящий момент ведется доработка  технического задания (ТЗ) проекта – видимо именно над этим уже работает упомянутая в выступлении группа (около 100 человек),  тогда как примерно через месяц планируется приступить к проектированию, а в течение года, максимум через год – к строительству.

Сроки настолько сжаты, что хотелось бы именно сегодня уточнить,  как формулируется задача – что в нынешних планах строительства является отличительной чертой новизны, что и как обеспечивает то самое, прорывное новое, тот «рывок» — к которому призывает ректор, чтобы вырваться из круга предубеждения, что у нас все плохо?

Информация на сайте университета рассказывает о новом проекте крайне скупо, «ауру» университета в проекте застройки там не разглядеть.

Рассмотрим близкое нашему журналу понятие экосистемы, которое уже стало штампом при разговоре об инновациях. В живых экосистемах устойчивость обеспечивается налаженными трофическими сетями – грубо говоря всем есть что есть – и хищникам  и жертвам.  Вопрос — кто кого ест в задумываемой сейчас инновационной экосистеме – не праздный, так как от него зависит ее жизнеспособность. Согласно блиц-опросу форсайт сессии и по комплексу других признаков начинание можно характеризовать как долину для университета, а не наоборот. В этой постановке наука «ест» деньги бизнеса и бюджета, а вот что есть бизнесу – не очень понятно.

Это может привести к конфликту университета и долины,- предостерегает Доминик Фаш. Проект София-Анти-полис прошел через революцию отделения от университета.  Очевидно, потому, что промышленность не приемлет университетских рамок и шаблонов. В нынешнем понимании долины – когда ее формирует университет «под себя» уже заложен конфликт, который впоследствии чреват революцией. Поэтому для запуска МГУ необходима – как материнская среда, но «плод» должен вскоре после рождения отделиться и стать самостоятельным. Однако для этого надо найти «ракетные» решения – которые могут формулироваться, например, в терминах отделяемых ступеней при запуске ракеты.

На наш взгляд такая структура должна быть горизонтальным  холдингом, который и будет управляющим холдингом долины и начнет формироваться путем отпочкования от университета лабораторий, которые будут становиться подразделениями холдинга. Такая структура не будет сдерживать коммерциализацию.

Надо закладывать не только возможность прототипирования,  но и серьезные промышленные лаборатории – по тем шаблонам, которые готова воспринять и «понять» индустрия, крупные корпорации. Для большой корпорации сам процесс понимания, чего именно она хочет – очень сложен и часто тянется годами выработка общего языка. Возможно именно этим обусловлен интерес Роснефти к информационной стороне проекта – вопросы принятия решений в больших корпорациях непросты и неочевидны, нужна вовлеченность, общее информационное поле – пусть это будет не поле для гольфа, но что-то  связывающее людей.

То, что в проектировании участвует главный архитектор Москвы, который на общественных слушаниях, проходивших летом этого года, демонстрировал ролик о планах реконструкции микрорайона, несомненно радует. Однако Москва, по сути сама является крупнейшей корпорацией – вертикально-интегрированным холдингом сервисных и строительных служб, который до сих пор не опубликовал планов освоения удвоившейся площади города — Новой Москвы.  То, что с Новой Москвой никто не торопится – и слава богу, но это значит, что корпорация-мегаполис еще не выработала приемлемую модель для освоения новых территорий. В этом контексте долина МГУ несомненно является «пробным камнем» не только для инновационной модели, но и для модели застройки новой Москвы. Есть ли у него в запасе принципиально новые решения, есть ли новое видение у «отцов» города? Организации – входящие в структуру города станут главным техническим регулятором застройки долины – знают ли они, что им надо сделать здесь опытный полигон будущего, или будут работать по наработанным рельсам – собрать из готовых модулей очередной микрорайон и ничего больше? Заинтересованы ли инвесторы застройки в каких-то принципиально новых решениях?  Априори – если они удорожают проект, то нет.

Задумаемся — чем бы мог «обернуться» проект долины, в его знаковом осмыслении? Надо сказать, что  для Москвы 240 гектар – это почти «незаметная» часть площади. Но если мы вспомним о проблемах климатических изменений, обусловленных прежде всего обезлесением – производство СО2 превышает его поглощение лесами, ставшими «шагреневой кожей» Земли, то Россия, будучи крупнейшей лесной державой в мире, и Москва, находящаяся в центре почти уничтоженного короедом лесного массива Подмосковья — наверняка могли бы придумать на этой территории некое знаковое «научно-зеленое пространство». К сожалению, чахлые деревца, растущие около новых корпусов МГУ, служат скорее символом обезлесения.  Мы еще обсудим возможности новых решений в этой области,  в дальнейших публикациях мы вернемся к поиску новых решений и форм озеленения – горизонтального и вертикального, озеленения крыш и озеленения улиц нового микрорайона с применением современных методик повышения биоразнообразия. Здесь отметим лишь, что проекту долины явно нельзя дистанцироваться  от идей экологии и зеленого строительства,  – ведь это будущее лицо России, как сказано в речах.  Например Франция имеет не только долину Софии Антиполиса в районе Ниццы, но и район французского кластера высоких технологий — Сите Декарт (Descartes Сite) при бизнес-инкубаторе университета Марн-ля-Валле недалеко от Парижа, и кроме того в самом Париже есть микрорайон, буквально погружающий посетителя в атмосферу науки и технологий, — «Cité des Sciences et de l’Industrie».

Общение с крупным бизнесом – на активную помощь которого ориентирован  проект научно-технологической долины  - отдельный вопрос, и для науки дается  совсем не просто. В свою очередь и бизнесу с наукой нелегко – он упрекает науку в неконкретности и расслабленности. В частности о том, как «наука отразилась в бизнесе» — говориться в речи Александра Дюкова (Газпром нефть):

Точно также модная сейчас форсайт-сессия, была несомненно полезна в том, что позволила своим участником выйти «за рамки», пересечь незримые границы компетенций – и взглянуть на проблему с «внешней» стороны – увидеть ее глазами других людей.

Подолжение обсуждения: Пространство будущего – или «страдательный» залог инноваций в России? Вопросы к проекту научно-технологической долины МГУ

Интрвью с участниками: 
От французской силиконовой долины к инновациям в России/ Рассказывает Доминик Фаш

 

долина МГУ 

06.11.2015, 2035 просмотров.


Нравится

Статьи
09.09.2017 00:13:00

Умер Соломон Шульман/ Он начинал "Клуб кинопутешествий" с Владимиром Шнейдеровым

Ушел Соломон Шульман — режиссер и писатель, замечательный человек, автор многих публикаций нашего журнала и просто хороший друг. Он снял много хороших фильмов и написал много прекрасных книг… Потеря наша велика и закрыть образовавшуюся брешь очень долго будет нечем и некем. Всем, кто его помнит, будет его не хватать.

Клуб Кинопутешествий, Соломон Шульман

25.08.2017 09:23:50

ИСТОРИЯ ДЕСЯТИ МИЛЛИАРДОВ/ Сергей Капица

Человечество — есть ли у него системные законы существования? Сколько нас было, сколько живет и сколько будет жить? Вопросы и ответы на эти и другие вопросы — в последней статье Сергея Капицы. Его не стало 5 лет назад — в августе 2012. Он написал много книг, но его последняя статья собрала их все вместе. Статья слишком хороша, чтобы о ней забывать и содержит ответы на многие ответы современности..

Сергей Капица, десять миллиардов, человечество

15.08.2017 08:22:26

Системный анализ и цифровизация сельского хозяйства. / Исторический очерк к 100-летию Н.Н.Моисеева

Как ученый Н.Н.Моисеев обладал математически точно организованным, гуманитарно изощренным и абсолютно бесстрашным по отношению к масштабу и сложности решаемых задач интеллектом. В его характере доминировал категорический императив прирожденного исследователя, который властно толкал его на решение все новых и новых задач, на агрессивное расширение сферы применения математики в ранее считавшиеся сугубо гуманитарными сферы человеческой деятельности. Это был период зрелого, но еще не дряхлого Брежнева, мощного экономического роста страны и политической уверенности. У руководства страны была, пожалуй, только одна, зато наболевшая и почти вечная беда – сельское хозяйство. Селекционеры ВАСХНИЛ, не так давно успешно расправившиеся с генетиками и кибернетиками, окончательно завели сельское хозяйство в тупик со своими низко продуктивными породами яйце-мясных кур, мясо-сальных свиней, молочно-мясных коров и мясо-шерстных овец. Возникающие на компьютере карты районов края с меняющейся в зависимости от успешности проведения работ раскраской районов производили в то время впечатление разорвавшейся бомбы. Среди партийной элиты ходили слухи о полной осведомленности компьютеров обо всех их махинациях. Были робкие попытки подкупа разработчиков и непосредственно компьютеров.


системный анализ, Моисеев

22.06.2017 00:59:01

Китай - понять и принять инновации / Обзор Фиговского

Новости из Китая:  прежде всего Китай уверен, что наступление технологической сингулярности неизбежно. Известный футуролог и инженер Google Рэй Курцвейл в очередной раз подтвердил свое смелое предсказание, согласно которому машины обзаведутся сопоставимым с человеческим разумом к 2029 году. Китай вышел на первое место по степени влияния в четырех из восьми ключевых научных областях. Остальные четыре сферы находятся в ведении США — такие данные приводит Nikkei Asian Review со ссылкой на исследование Японского агентства науки и технологий (JST). Аналитики JST изучили самые популярные и цитируемые исследования в каждой из восьми основных научных областей.

Китай

03.06.2017 08:41:00

В чьих руках судьба 50% энергетики? И.И.Сечин - мы удовлетворяем спрос, Квон Чунг - ВИЭ борются с изменением климата

В рамках 2-го дня ПЭМФ состоялась интересная перекличка мнений — Игорь Сечин высказал свое видение долгосрочной перспективы рынка углеводородного сырья и подверг критике чрезмерный энтузиазм сторонников возобновляемой энергетики и элеткромобилей - рыночная капитализация Tesla, по мнению JP Morgan и других инвестбанков, превышает фундаментальные показатели почти в два раза.
При этом в рамках вручения премии “ Глобальная энергия» прозвучали оценки роли солнечной энергетики - к 2035 году она достигнет 7,4%, а к 2100 превысит 25% общей выработки энергии, а в целом возобновляемые источники, атомная и гдироэнергетика будут обеспечивать до 50% от общего объема производства.

энергия будущего

16.05.2017 00:44:00

Как предотвратить гибель рыбы в российских водоемах? / Экологическое расследование

Практически ежегодно, жители многих областей России наблюдают на своих пресноводных водоемах неприглядную картину в виде плавающей по поверхности водоема и лежащей на берегу погибшей рыбыистинная причина данного явления так и не была установлена. Тем не менее, вопросы, по какой причине происходит гибель рыбного населения реки, и какой вред, при этом наносится  окружающей среде, несомненно, достойны внимания. Ecolife делат попытку пролить свет на этот вопрос, разобрав происходящее на конкретном примере

качество воды, гибель рыбы

14.05.2017 21:23:49

Снежный барс оказался политипическим видом

Снежный барс, или ирбис, — хищник из семейства кошачьих, обитающий в 12 странах Азии (Тибете, Монголии, России) преимущественно в горах высотой от трех тысяч метров.

Снежный барс

RSS
Архив "Статьи"
Подписка на RSS
Реклама: